Вокруг Аннапурны на велосипеде

 

День 1. Иркутск – Бангкок.

Сделай так, чтобы мечта изменила твою жизнь до того,
как жизнь изменит твою мечту. (Г. Гессе)

— Завтра мы едем в Непал (на 11.40)…
(Сцена в номере).

Время представляет собой жидкую субстанцию и оно чрезвычайно легко утекает, если не следить за ним. В своей обыденной жизни мы часто откупориваем сосуд со временем и оно бесследно и беззвучно пропадает. Когда же отправляешься в путешествие, от однодневной поездки до длительной, тщательно следишь за драгоценным сосудом, добавляешь ярких красок в бесцветную жидкость, кидаешь туда разноцветные камушки-идеи. Пусть теперь время будет утекать ярко, по капелькам и со звоном.
День первый. Сибирское весеннее утро, с разных точек города прибывают к зданию международного аэропорта Иркутска люди в одежде не по погоде: сандалии, шорты, гавайские рубашки. И у каждого на лице, если присмотреться, видно предвкушение отпуска. Ведь они все прибыли на рейс Иркутск – Бангкок, а это сами знаете, как незабываемо! Отпуск – дело семейное, поэтому публика чаще представлена ячейками общества, или представителями из разных ячеек, кто их там знает, не суть дела. Внимание отпускников привлекают три необычных человека, уж очень они выделялись из толпы. Один в горных ботинках, другой в сандалиях, третья в кроссовках, двое из них одеты в фирменные майки АСО «Хурай-Хобок», у каждого за плечами лишь легкие рюкзаки (лямки больновато натирали отрастающие крылья, но ничего), зато каждый тащил невероятный груз, очертаниями слегка напоминающий велосипед. «Вы в Тай с велосипедами?», — витал в атмосфере аэропорта вопрос. Да, такое бывает, бывает, когда летишь в Непал в велопоход вокруг Аннапурны из Иркутска через Бангкок.
Путешественники веселы, тщательно собраны (особенно их велосипеды), немного волнуются перед поездкой, но по-прежнему лихи и бодры.
У сотрудников аэропорта, кроме немого вопроса, зачем им велосипед, были вопросы и озвученные, как например: «Что вы делали в Иране?» и «Это у вас там колбаса?». Но ответы последовали четкие и продуманные, поэтому через 20 минут группа сдувала пену с разливного напитка и в ус не дула, как говорится. Потом ещё был Сабвэй и первый опыт, а потом все – уже демонстрируют, как пользоваться дыхательным аппаратом в случае авиакатастрофы. В фильмах часто показывают, как человек сидит в самолете, он взлетает, человек закрывает глаза и о чем-то напряженно думает. Выражение лица очень философское, сцена – аж плакать хочется. Но ведь все знают, о чем думает в такие минуты человек: надо постараться быть первым в очереди, когда откроют туалет; и когда же принесут еду, а я буду мясо.. или курицу…
А потом полет. Шасси убрали, мысли путешественников обратились к предстоящему приключению, а взоры к гугловской картинке местностей из окошка иллюминатора. А там показывали вскрывающийся весенний Байкал, белоснежный хребет Хамар-Дабана, бесконечные степи Монголии, невероятно огромные инфраструктуры Китая, взбитые безейные облака, тропические сероватые грозовые тучи, а потом показались геометрически правильно разделённые земли Таиланда. Семь часов пролетели, как фанера над Китаем.
Аэропорт Суварнабхуми встретил горячим парным дыханием сразу в рукаве выхода из самолета, от чего спина и лоб покрылись испариной, а может, ещё и из-за невероятной суеты вокруг и разноголосицы. Но путешественникам не до этого: надо разместить на хранение до завтра велосипеды, взять такси и уехать в город на вечернюю программу и ночевку.
Ночевка предстояла в отличном хостеле “Chern”, Юрий заранее забронировал там трёхместный номер с изображением павлина на стене. Итак, далее по программе: такси, решение главенствующего вопроса с питанием, заселение, 20-тиминутный отдых в номере и прогулка по достопримечательностям Бангкока, сон путешественника первого дня.
• Таксист, веселый и разговорчивый человек, достаточно быстро вёз нас в город, комментировал наши впечатления от увиденного в дороге, решил задачу с питанием, указав на заведение «nomber one”, крякнув от души при этом. Стало быть, идём туда.
DSC00653
• Хостел – очень уютный, с просторными номерами и интересным дизайном. Заселение произошло оперативно: спортсмены в майках АСО Хурай-Хобок заняли совсем немного времени у администраторов, передав документы и оплату за жилье. После водных процедур в виде ободряющего душа необходимо было немного полежать, обозначили время старта прогулки и прямо-таки кинулись в мягкие прохладные облачка своих постелей.
• Питание было дегустационное, по крайней мере для Андрея и Ольги. Столовка оказалась и вправду «номер 1», очередь страждущих не уменьшалась, а в зале было жарко от дыхания питающихся. Пока стояли в очереди, в качестве аперетиву приняли по две баночки местного пива «Сингха», мир заиграл переливчатыми красками. Что ж, питание остро, как первые впечатления, но показалось маловато. Идём дальше.
DSC00695
DSC00717
• Прогулялись до площади, попали на местный праздник, помахивая пакетиком с Сингхой, с видом знатоков полюбовались на выступающих — танцы, песни, пляски. Далее путь шёл к Королевскому дворцу, путешественники восхищенно цокали языком, осматривая сверкающие золотом в темноте тайской ночи красивые и по-восточному помпезные строения. Удивляло и отношение к власти, ну да не будем.
DSC00776
От дворца небольшими улочками вышли к речке Чаупрая – в темноте она была достаточно красивой, по ней шумно с музыкой шли прогулочные катера, а на другом берегу светился также золотом храм … Немного пройдя вдоль речки, оказались с трущобах, сначала подумали, что это склады, а потом увидели местного жителя, лежащего посреди улочки на диване и смотрящего телевизор. Климат позволяет жить на улице, это ж вам не в – 30 окна конопатить. Трущобы вывели нас к неплохому кафе на берегу реки. Там и решили осуществить таинство поедания легендарного тайского супа Том ям класса «Экстра Стронг». Ох, ядрен! Так и вспоминается фраза из одной книжки: «У человека 100 метров кишок, и все для того, чтоб съев горячего, не ошпарить задницу». Сдаётся, тут остыть не успеет…
DSC00844
• На той острой ноте завершился первый день путешествия. Ночь и темнота, как известно, стирают все границы и поглощают контуры происходящего, лишь только в мягком свете фонаря все ещё что-то происходит.
DSC00846

«Позабытый фонарь освещает тропинки в саду.
Не гуляет никто по засыпанным снегом с тех пор,
Как уехал хозяин в июле».

 

 

День 2. Намасте, Непал!

Утро второго дня началось неожиданно, в самый сладкий отрезок сна. Но реальность была интересней, и герои довольно энергично закопошились возле своих кроватей. Те несколько часов утра, в которые вместились сборы, выселение из хостела и поездка в аэропорт Суварнабхуми были похожи на вчерашние вечерние, только в обратном порядке, словно пленку перемотали назад. А потом стоп, съёмки продолжаются. Зарегистрировались на рейс Бангкок – Катманду авиакомпании Thai Airlands, сдали багаж, получили бургерное питание и отправились к выходу на посадку. Окна аэропорта заливало тропическим дождем, от этого внутри, в залах, было уютненько, посадку на рейс ожидали кто как: с ноутбуком, с фотоаппаратом, с книжкой. Сели в самолёт, пристегнулись, обсудили, через какое время принесут питание, и полетели. Снова замелькали картинки местностей в иллюминаторе, самолёт летел, будто пальцем вел кто-то по крутящемуся глобусу. Но этот палец провёл мимо Гималаев, и великих гор из самолета мы не увидели. Зато увидели горы близ Катманду, то есть к нам, прильнувшим к иллюминаторам, они ближе были, из окошка так будто рукой потрогать можно. Все, посадка. Асфальт непальского аэропорта прошелестел под шасси дружелюбное «Намасте, добро пожаловать в аэропорт Трибхуван», легендарный город встретил путешественников облачной и сухой прохладной погодой. А далее регистрационные дела, шутки про то, что Андрюху за прошлые косяки (не уложился в срок визы) заставят все время нашего путешествия просидеть в транзитной зоне, получение багажа и выход в атмосферу людского хаоса и невероятной суеты.
Нас ожидал трансфер до заблаговременно забронированного Юрой хостела Eco Hotel, удобная вместительная машинка, багажник сверху вполне себе вместил три наших велосипеда, при желании можно ещё намотать туда багажа, лишь бы машина ехала. А ехала машина бодренько, правда пыл мотора охлаждала невиданная доселе пробка в Катманду. Для справки, аэропорт находится в самом городе, поэтому по прилету сразу оказываешься в паутине загруженных дорог, где разномастный транспорт мухами жужжит в сетке и отчаянно пытается выбраться из неё. Машины, мотоциклы, мопеды, велосипеды, люди – все движется, все шумит, кричит, суетится, даже дома вдоль дорог мелькают все разные, будто тоже спешащие куда-то. Но вот пространство сузилось, мы заехали в закрытые улочки Тамеля – гостеприимного района Катманду. Появились люди европейского склада и туристического характера, коридоры улиц ограничивались стенами многочисленных магазинов и отелей, а потолок яркими флажками на веревках, протянутых поперёк зданий. Плохо соображая от всей этой наружней круговерти, мы окунулись в тишину хостела, оперативно заселились в трёхместный номер, закрылись изнутри и начали своё независимое и уже не суетливое движение внутри него. Распределили кровати, проверили душ и туалет, познакомились с маленьким тараканом Кириллом, живущим у унитаза, и завалились на традиционную лежку с обсуждениями планов.
А планы как всегда: питание, осмотр ближайших достопримечательностей и первые непальские сны.
Питание, по рекомендациям бывалых путешественников, назначили в ресторане «Елена». Полежав и переодевшись к вечерней прогулке, мы направились в вышеозначенное место приема пищи. Вышли, а там как завертелось опять – люди, магазины, продавцы, мотоциклы, машины, флажки!
DSC01098
И только собаки сохраняли спокойствие, пребывая в состоянии дзен. Ресторан отличный, есть столики на крыше дома, откуда можно, уподобившись непальским собакам, тихо-мирно наблюдать за этаким перпетум мобиле миллионного города, вкушая при этом традиционную пищу. Вообще, забегая вперед, скажу, что питались всегда плотно, действуя в соответсвии с канонами АСО «Хурай-Хобок», в том числе с одним из важнейших: «От качества питания зависит исход мероприятия». А также сразу взялись дегустировать местное пиво «Горха», что тоже вполне соответствует нормам поведения членов организации. Ещё пили вино, прикупленное Андреем в бангокском дьюти-фри. Флажки запестрели ярче, суета вокруг замедлилась.
• Ближайшей достопримечательностью оказался буддийский храм Сваямбунатх, иначе Обезьяний храм. Пробрались до него сквозь мельтешение города, по пути дивясь и блоггерствуя. Храмовый комплекс восхитил очертаниями и немного ужаснул количеством посетителей и обезьян.
DSC01123
К главной ступе ведёт лестница числом в 365 ступеней, по которой среди толпы бегали местные спортсмены. Это вполне соответствовало девизу АСО «Даёшь победу на лестнице!», поэтому мы уважительно пропускали ребят и восхищенно глядели в их вспотевшие спины. Но это все об отвлеченном, главное – атмосфера религии, ведь Сваямбунатх – одна из самых священных ступ в Непале. По легенде, долина Катманду была когда-то озером, а Обезьяний холм был в нем островом.
На вершине холма нас застала наша первая непальская ночь. Огромный город простирался внизу и уже не пестрел, а мерцал миллионом огоньков-звёздочек. Небо же было темным, в тучах, поэтому казалось, что пространство перевернули наоборот, что город – это мириады звёзд на вечно синем небе. Только шелестящие на ветру молитвенные флажки возвращали ощущение реальности, под ногами был мир земной, суетливый, конечный, а над головой бесконечное постоянное пространство.
• Сон поглотил нас практически сразу, утомленные впечатлениями умы хотели тишины и того самого неба.

Конь ветра проскакал по пустыне,
Миллионы песчинок только медь увидали
На его копытах.

 

 

День 3. 26.04.2018. Катманду.

«Возвращались поутру
В своё родное Катманду» (с)

Открываешь окно и с улицы врывается шум огромного Катманду. «Доброе утро, Намасте», — говорит он тебе, или не говорит, будет он ещё обращать внимание на такую песчинку. Но ты все равно приветственно шепчешь: «Намасте, странный город». Сегодня предстоит административный день, дела такие: оформление всяких разрешений, пермитов-уитов, решение вопроса с трансфером до места старта велопохода – Бесисахара, а также прогулки, посещения достопримечательностей и магазинов. О, и питание, конечно, необходимо обеспечить регулярное и качественное питание, причём желательно с аперитивом и дижестивом – имеем право, все-таки предстоят великие дела!
Начали с завтрака в хостеле – ничешно так, питательно и разнообразно, присутствуют фрукты и каши. Далее пошли в Министерство туризма оформлять соответсвующие бумаги на поход, из них пермит – разрешение на вход в заповедную зону (в нашем случае Annapurna Conservation Area Project), а также карточка TIMS (Treker’s Information Management System) – это вроде как для поиска заблудших туристов в случае чего, в такой карточке на каждом чем-посту по ходу маршрута ставят отметки, мол, бывал, проходил, пока жив. На все про все ушло часа три, это с учётом того, что шли туда пешком, по пути заходя во всякие магазины и ещё решили вопрос с трансфером Бесисахара. Так бишь в первом часу пополудни мы стояли во дворе министерства, прижимая к груди заветные документы, любовались памятником первопосетителям Эвереста (Сагарматхи по-местному) Тенцингу Норгею и Эдмунду Хиллари, а также с интересом рассматривали бюст некоего Бориса Лисаневича, сыгравшего немаловажную роль в туристическом развитии Непала.
DSC01083
Вдруг наступило время обеда, поэтому мы незамедлительно занялись поиском приличной кафешки и таковая через несколько десятков минут была найдена. Вроде как пафосная, дороговасто, однако, но премило. Столики в закрытом дворе и в прохладной сени дерев, что весьма способствовало прекрасному аппетиту. Последний же мы не усугубили, приняв некоторое количество аперитиву (кто пива, кто крепкого), и все – с ветвей полились во сладу ушей наших песнопения птиц заморских, по столу замелькали игривые солнечные зайчики и прозрачный навес над столом вдруг оказался сплошь разрисованным контурами зубчатых листьев.
DSC01117
После обеда разделились, ибо у одного из участников была важная секретная миссия по делам стратегическим, а незанятые же в судьбоносном деле путешественники отправились на легендарную площадь Дурбар. Всегда поражает история, сотворенная руками человеческими, и отношение к ней. Дурбар – это древний дворцовый комплекс буддийских и индуистских храмов, различных построек и дворов, построенных из камня и дерева, и украшенных невероятной скрупулезности и красоты резьбой. В центре же находится дворец Хануман Дхока, где были коронованы все короли Непала. Площадь оставляет неизгладимое благоговейное впечатление, несмотря на многочисленные разрушения после землетрясений. По крышам дворцов прыгают обезьяны – непальцы относятся к ним с пиитетом, подкармливают и всячески их балуют.
DSC01132
После того, как каждый из путешественников получил изрядную дозу восхищенных впечатлений, группа вновь объединилась под эгидой вопроса о вечернем питании. Ведь как мы ни пытались удержать время, оно неумолимо шло, и солнце, встретившее нас утром, уже прощалось с нами, а день в Катманду клонился к вечеру. При этом ещё и разгулялась погода, определив нам на будущее график передвижения: ещё тогда мы заметили, что после 15.00 погода портится вплоть до проливного дождя.
Наступил короткий сумеречный вечер цвета прекрасного местного дерева Джакаранды, сменившийся пылкой грозовой ночью. Ужинали в вегетарианской кафешке на верхнем этаже, считая молнии. Тогда же речь зашла о далбате – местном блюде, представляющем из себя рис и пюре из чечевицы со всякими добавками, причём порции пополняемые. То есть заказываешь далбат, приносят рис, пюре и иже с ними (курочка, зелень, соусы), при этом дал – это чечевичный суп, а бат – это рис, по мере того, как съедаешь один из компонентов, приходит гарсон и спрашивает: «Дал? Бат?», имея в виду, что тебе добавить. Между прочим, это основное блюдо гималайских портеров, переносящих сверхвысокие нагрузки при сопровождении туристов, и нуждающихся в калорийном и недорогом питании. В местных магазинах даже продаются футболки с надписями «Dalbat power”. Скажу так, сие блюдо сыграло немаловажную роль и в нашем питании на маршруте.
DSC02304
Наш вечер в Катманду превратился в ночь, и мы пошли в номера, по пути все же зашли в молодежное местечко послушать местных рокеров — остались довольны.
Сон пришёл не сразу, ещё какое-то время перед глазами стояла картина: суета пыльного города и спокойствие опадающего цвета Джакаранды.
DSC02993

Лепестков Джакарнды наберу в корзину
Рисовать вечер.


 

День 4. 27.04.18 Катманду – Бесисахар.

Горо ки на кало ки
Дуния хэ дильвало ки…

Вот я в деревенском клубе смотрю фильм Танцор Диско, мы тесненько так сидим, играет песня дяди Раджу, слезы, возгласы, эмоции и т.д. И тут от резкого звука фильм выключается, но музыка продолжает играть, и не из кинофильма, а другая, похожая. Тесно, душно, громко, какая-то куча ярких тряпок перед глазами, где-то за тряпками кто-то кудахтает – где я? Ааа, это же легендарный непальский локал бас (или попросту расколбас)! Да это же не утро, погодите, это уже день…
DSC01181
А утро было не таким шумным, а ранним и тихим, пока мы не открыли окно. Здороваться с Катманду было некогда, поскольку мы спешили наоборот с ним расстаться на некоторое время: сегодня нас ожидает переезд на автобусе до городка Бесисахар, а оттуда уже начинались велопередвижения.
По вчерашней договоренности о заброске в ближайшем к хостелу турагенстве, мы должны были быть в 7.40 на автовокзале, отправление автобуса же запланировано было на 8.00 утра. Запланировано – сделано. Чтобы не тратить время на ранний завтрак в Eco Hotel, попросили упаковать нашу утреннюю снедь в ланч-бокс, но оперативные сборы позволили испить чайку и отведать угощение еще в хостеле. Выехали в 7.20 (уже на велосипедах), так как до автовокзала по карте было что-то около двух километров. Выехали и попали в активное утреннее движение: народ Непали разных возрастов спешил на работу, в школу и ещё куда-то, причём двигались все в разных направлениях, очень сложно не умеючи передвигаться в таких условиях. Как стайка рыбёшек в планктоне вдоль дороги пробежала группа юных каратистов в кимоно – единственное проявление порядка движения, а так – хаос, броуновское движение, и ведь каждый движется в нужном ему направлении. От этого всего я растерялась и врезалась велосипедом в остановившийся автобус-маршрутку, немного замяла ему задний бампер (или как там задняя стенка называется), но никто вообще не обратил на этот инцидент внимания, кроме меня.
Рано или поздно, но вовремя мы прибыли на автостанцию, там нашли наш автобус и начали грузиться. Экипаж локал баса состоял из серьезного водителя и двух парнишек разухабистого вида, эти и начали активно затаскивать наши велы на крышу, при этом несмотря на некрупную комплекцию, показали свою ловкость и силу, поднимая одним пальцем 15-тикилограммовый аппарат.
DSC01183
На станции кроме нас село ещё пятеро русских путешественников, и двое местных, я уж думала, что так и поедем в полупустом автобусе, однако ошиблась, вылов и усадка пассажиров – процесс постоянный в ходе всего маршрута следования.
DSC01220
Эти два «помогайки» свесились наружу со ступенек выхода в открытую дверь, держась за поручни, да так и ехали всю дорогу, зазывая внутрь и в Бесисахар. Выглядит это так: автобус едет по дороге, парни орут «Бесисха! Бесисха! Оу!», изображая при этом зазывные жесты ладонью (индусы, как вы знаете, виртуозно жестикулируют), и если кто-то бросил заинтересованный взгляд, тут же на ходу выскакивают, подбегают к потенциальному клиенту и начинают тащить его вещи в автобус, если же тот отказывается, то вещи бросают и прыгают обратно. Таким способом ещё в Катманду набрали почти полный автобус. Да! Ещё они опасаются полиции, тех бравых непальцев и непалок в голубых рубашках, что регулируют движение. При виде этих рубашек, двери закрываются и автобус едет мимо остановки, конфликты с органами не в интересах экипажа.
DSC01212
Так мы и ехали, шумно, пыльно, но весело. А когда выехали из Катманду, то ещё и экстремально опасно, а попросту очково. Там таакоой спуск серпантином вниз! Култукский тракт рядом не валялся, а ещё и пробка из фур, въезжающих в город. Стоит пояснить, что в Непале ездят по-азиатски, по своим правилам: на обгон идут, отчаянно сигналя, чтобы транспорт по встречке знал, что совершается опасный манёвр, дополнительная мера безопасности – помогайки высовываются из двери и громко орут. На узких участках дороги, где затруднителен разъезд двух транспортных средств, ребята управляют движением, постукивая по корпусу: два стука – поехали, один – стоп. Если расходятся два автобуса, то вообще забавно наблюдать: сотрудники обоих экипажей выходят на консилиум, результаты которого объявляются водителям, и автобусы начинают медленно на цыпочках, втянув животы, протискиваться вдоль друг друга, как живые существа. А, в этой стране индуистов и буддистов все живое, все имеет душу.
В дороге несколько раз останавливались на технические перерывы: поисти и оправиться, а как без этого.
DSC01178
Стоит отметить, что дорога вплоть до Бесисахара была асфальтированной и неплохой, если не считать крутые серпантины. Вообще ехать было интересно и красиво, пейзажи за окном сплошь курчавые и тропически пасторальные – банановые заросли, рисовые поля, кукурузные деляны, многочисленные деревеньки и городки, но вот вид поселений все же оставлял не очень приятные впечатления, настолько нищи и убоги были жилища, хотя… крыша есть — и хорошо, жить можно.
DSC01164
Как и упоминалось в начале повествования сего дня, в автобусе непрерывно звучала музыка! Местная, непальская, похожая на музыку из индийских фильмов – песни и просто мелодии на панче бажа (комплекс из пяти инструментов), но звуки её, несмотря на громкость, невероятно укачивали, наверное из-за того, что напевы все похожие, мантровые. От них в сон впадаешь, как в транс, поэтому лично я мало что помню из этой поездки, только начало, серпантин, отхожие места и столовки на остановках, ну и некоторые моменты, когда просыпалась. Например, проснулась однажды, а вместо Юры сидит на соседнем сидении сухонькая темненькая старушка, я чуть не перекрестилась… А потом гляжу, Юра стоит в салоне, видать, уступил место. Потом проснулась под музыку в куче ярких тканей, оказалось, это автобус в какой-то деревне набился до отказу, и это не куча, а одежда непалок, сидящих и висящих на поручнях, на полу, просто висящих (как в 20-ке в 90-е). Кто-то ехал с курами в ящике, они тревожно подкудахтывали на поворотах, мы все переживали, как бы не выскочили они из ящика, да не поскакали по головам.
Итак, опять-таки рано или поздно, но в 15.00 мы прибыли в Бесисахар. Размялись, расправились от этого аттракциона в автобусе, сняли велики и и сразу однозначно решили никуда сегодня не ехать, а идти заселяться и принимать Горха-бир. Сказано – сделано, заселено в отель Гангапурна, распределено по койкам, осмотрено, схожено в туалет, освежено в солар-душе (нагретым солнечным теплом), постирано помаленьку, завалено на традиционную лежку. Номер примечателен был тем, что туалетная комната (она же душевая) находилась на неком возвышении от пола спальни, поэтому если дверь не закрывать, то выглядело, будто унитаз – это такой памятник на постаменте, колоритно весьма смотрелся бы и сидящий.
DSC01227
А далее действовали по отработанному плану: харчевались при столовке отеля, весьма питательно, там же взяли по бутылочке Горхи, от чего время веселым ручейком понесло нас по прямым улочкам Бесисахара, изредка прибивая путешественников в уютные достопримечательные бухточки. Поперву пошли смотреть начало завтрашнего маршрута, там обнаружили огромное дерево с наружными корнями, посчитали необходимым сделать очередное серьезное селфи и незамедлительно по результатам фоторабот произвести процесс запощщивания (если можно так выразиться) в сеть. Делать серьезное селфи, это вам не губки надувать, да не наклонять умильно голову, тут необходимо показать максимальное сосредоточение, максимально возможное! Предварительно рекомендуется проржаться, чтоб уголок губ не дрогнул при съемке.
DSC01265
Так и пошли серьезные по Бесисахару гулять, зашли на территорию дорогого отеля, посидели в саду, прошлись по улицам, погладили местных собак – культурная программа. Был забавный случай, отошли мы с Андрюхой в киоск за Горхой, возвращаемся, а Юра сидит с планшетом, а за спиной аки ангелочки стоят премилые детишки – гаджетом интересуются.
DSC01292
Тем временем невидимое за тучами солнце клонилось к вечеру и дневной мир потемнел, будто шторку кто задвинул. И то ладно, значится, спать пора, с завтрашнего дня начинается активный веломаршрут. Что там будет? Как поедем? Как будет с погодой? Как пройдём перевал?
Перед сном крутятся тревожные мысли, но постепенно голова пустеет и всякие несвязные предсонные картинки замелькали перед глазами – засыпаем.

Горо ки на кало ки
Дуния хэ дильвало ки…
Не белым и не черным,
Мир принадлежит тем, кто способен любить… (С)


 

День 5. 28.04.18. Первый активный.

О, Боже, как же трудно проснуться, можно ещё пять минут? Ведь кажется, что только-только заснули! Но будильники на телефонах настойчивы и один за другим разными мелодиями провозглашают нам о наступлении времени подъема. Хочу подчеркнуть, что в нашем АСО есть некоторые канонические правила, которым мы следуем неукоснительно (почти всегда). Одно из таких регламентирует время выхода на маршрут, то есть чем раньше, тем лучше, точнее: «В 5 встаем, в 6 выходим». Правило работает всегда, если не работает, значит действует какое-то другое правило.
В то сырое неуютное хмурое утро и случился старт нашего велотрека вокруг Аннапурны, мы перешли к активным действиям! Сначала обсудили очередность посещения туалета, потом согласно очереди решительно сбросили одеяла и шагнули в новый день. Оперативно собравшись и не завтракая, мы, гордо восседая на своих велосипедах, по расписанию (в 6 утра) покинули Бесисахар. Городок, ёжась от пробуждения, лишь зевнул вослед, мы же не оборачиваясь стали уверенно спускаться к дороге вдоль реки Марсианди, по которой нам и предстояло проехать более 30 километров до поселка Тал. Каких-то 30 с лишним километров – ерунда, думалось тогда, но придётся забежать вперёд повествования и признаться, что дались они нам, ой, как нелегко. Нам надо было доехать от БесиСахара до Тала, а получилось, что ехали с утра до вечера (или до талого), и хорошо, что конечные точки двух измерений совпали. Это знаете, как т/о автомобиля – следует делать через 15тыс.км. или через год, смотря какое событие наступит раньше.
DSC01319
Но первые десять километров мы ехали весьма бодро, утро, умывшись прохладной водой из Марсианди, порозовело и помолодело. В первой деревне мы обогнали и очень заинтересовали группу детишек в школьных формах, но им надо было спешить на автобус, который уже вовсю сигналил за углом, поэтому наша встреча была недолгой. Вообще утро – очень приятное время суток, если проснуться пораньше и следить за развитием событий, то будто жизнь полностью проживаешь от рождения до смерти, и так каждый день. Думы думами, но экзистенция требует и насущной пищи, иначе говоря питания, тем более, что с утра мы не жрамжи, поэтому в восемь утра в деревне Bhulbhule (Бульбуль по-нашенски, наверное) мы заехали в уютный гест-хаус на завтрак.
DSC01324
Пока ждали заказанную еду, полюбовались пейзажами, покритиковали худощавых местных кур и облезлых петухов, а также смазали цепи на велосипедах. В общем, полезно провели время, а потом ещё и плотно подкрепились кто чем: картошкой, кашей, макаронами. Кстати, мы всегда заказывали разные блюда на каждого, чтоб потом сравнивать, у кого питательнее снедь, Андрей все красивые экспонаты запечатлел на фото.
DSC01356
DSC01358
DSC01361
После завтрака выдвинулись далее, но что удивительно, питание не увеличило нам скорости, потому что рельеф становился все забористее и приходилось то и дело идти пешком с велом в поводу, тем более что дорога представляла из себя гравийку с крупным щебнем, да ещё и жара настала. Но все равно ехать было приятно, потому что красиво и интересно! Дорога вела вдоль реки Марсианди, которая глубоким ущельем прорезалась сквозь лесистые крутые горы. На реке в паре мест видели плотины, и это неудивительно, такую мощь стоит преобразовывать в электроэнергию. Наверное, через каждые два-три километра встречались на пути жилища и деревни, жители которых дружелюбно приветствовали нас обязательным Намасте, всякий крупно- и мелкорогатый скот же на встречу не реагировал, прячась от жары в тени скал. Так мы и двигались, въезжая все глубже и глубже в горы, подъемы становились более длительными, обрывы к реке круче. Некоторые подъемы были в виде серпантинов, причём уклон горы, на которую надо подняться, был весьма внушительным, выглядит таким образом: стоишь внизу, смотришь вверх и видишь все пролеты зигзага. Я в такие минуты сомневаюсь, что смогу запереться туда с велосипедом, но метр за метром, изгиб за изгибом идёшь вперёд, а поднимаешься вверх, и вот уже стоишь, усмиряя дыхание, и смотришь вниз, считая повороты.
DSC01349
Потом настало время (или место) водопадов. Сначала мы прошли водопад на дороге, потом увидели огромнейший на другом берегу. Он был так хорош, что решено было остановиться на обед в ближайшем гест-хаусе с видом на достопримечательность.
DSC01451
Обедали как всегда плотно, разглядывая у кого нажористей оказался заказ, а после приёма пищи так разморило, что аж дождь пошёл.
DSC01448
Но мы волевым усилием оседлали велосипеды и уехали в дождь и в даль, оставляя за спиной уютный гест-хаус. На самом деле, дождь пошёл не от того, что мы обожрались, а от того, что такая была погода, всегда портилась после 14.00. Так вот, ситуация такова: на часах время начала дождя, а нам ещё ехать и ехать, судя по карте столько, сколько проехали от завтрака до обеда, успеем ли на ужин? Таким образом, появилось ещё одно измерение – ехать до дождя. Но мы не успели. Поэтому остальные пять часов ехали (шли) под проливным дождём.
Стихия была неумолима, хляби небесные разверзлись так, что конца и краю не видно было им. При этом ещё и снизилась температура, стало холодно и подул ветер, поэтому пришлось греться, как могли, то есть крутить и крутить педали. Дождь лил так, что не до осмотра окрестностей было, может, что интересное и пропустили, придётся ещё раз ехать. А смотрели только вперёд, причём рельеф складывался таким образом, что «вперёд» — означало «вверх», но тем не менее помню, что проезжали очень живописные рукотворные ущелья-дороги внутри скал. А, кстати, ещё с этих скал от такой сырости начали валиться камни, что весьма оживляло наше передвижение по дороге. Насквозь промокшие, но не отчаявшиеся, мы ехали и шли вперёд, надеясь, что вот за тем поворотом будет Тал, конечная точка сегодняшнего маршрута, но как вы догадываетесь, за поворотом был ещё поворот и очередной подъем. И однажды я офигела, а случилось так: завернула в надежде за поворот, а там таакоой подъем диагональю вдоль горы, а в самом его начале топает угрюмый Юрка. Бляха, так мне ещё полчаса надо, чтоб до той точки, где был Юра, доехать, а оттуда ещё переть и переть… Но как говорится, глаза боятся, а ноги едут. Тем более, что в начале подъема я увидела картину: в такой проливной дождь сидит в углу ущелья группа женщин и чем-то стучит, при ближайшем рассмотрении оказалось, что они вручную дробят камни (в том месте шёл ремонт дороги) и складывают их в корзины. Да, всякий труд ценен, а для тех женщин он, наверное, больше необходим, нежели тяжёл.
Тот подъем только казался невыносимым, на деле же не доставил трудностей, только обогрел, и через каких-то 25 минут дорога стала ровной и более того, наметился спуск, да ещё куда! Внизу, в долине был виден тот самый Тал. «Все пройдёт, и печаль и радость», — поётся в песне, а я и так знаю, что все заканчивается, и хорошее и плохое, но так и не научилась ценить то, что есть, лишь оглядываясь вижу отсвет того драгоценного ушедшего времени.
В Тал вкатились шумно, с песнями, остановились в отеле «Father & son”. Этот отель был отрекомендован Lonely Planet, причём в варианте перевода название было с заявкой, издание рекомендовало остановиться в отеле «Конкретные отец и сын». Конкретный такой европейский отец сам нас встретил (бывший альпинист), проявил немалый интерес, узнав, что мы из России, но проявил деликатность, позволив нам сначала обогреться под горячим солар-душем и переодеться. За ужином он, пару раз пройдясь мимо, все же присел к нам, и издалека начал интересоваться Россией, сужая каждым вопросом круг интереса, наконец заметив, что мы уже приняли по одной бутылочке Горхи спросил: «А что вы думаете об автомобиле Нива?». Отговорили.
Такой длинный день, но и он закончился, а маршрут только начался… Почти все наши вещи промокли насквозь и висели снаружи под навесом, на подоконнике сушился мой паспорт и деньги, но настроение было хорошее, такая простая радость от того, что сейчас вот сухо и тепло, моментальная радость. Завтра новый день, каким то он будет? Кутаюсь в почти сухой спальник, накрывшись сверху тепленьким одеялком, этакий уютный кокон скрутила. Ну, хорошо же?! Хорошо!
Статистика: двигались по дороге от Бесисахара до Тала 31 км, 8 ч 30 мин, от высоты 800 м до 1500, максимальная высота- 2650, при этом суммарный набор с учётом всех подъёмов – 3868 м.

В чернила рассвета обмакнув кисть,
Задумаюсь,
Как рисовать день.


 

День 6. 29.04.18. В гору.

Что это за фокус такой: проснуться за 20 минут до будильника, из них 10 минут полежать, прислушиваясь к себе, а в последние 10 вырубиться так, что аж сон начинает сниться. Фокус жестокий, конечно, но вставать надо. Снаружи холодно и сыро, а все же не зима, поэтому размеренно, постепенно начинаю привыкать к новому дню. Сначала затащила внутрь спального кокона дневную одежду нагреться, потом взглядом проводила до туалета отважного Андрея, который первый решился окунуться в атмосферу утра, вроде ничего, бодренько так прошагал мимо, даже инеем не покрылся. Все, выхожу, Намасте, новый непальский день!
Намасте. «Божественное во мне приветствует божественное в тебе» — гениальное выражение! Но в то утро я буркнула его утру автоматически, собирая висевшие под навесом вещи, а настроение все равно улучшилось. Все-таки есть сила слов, сила выражений. Но задумываться об этом феномене было некогда, старт в 6 утра никто не отменял, поэтому отлаженными движениями запихнув вещи в рюкзаки, мы в выехали в сторону Чаме – следующего пункта назначения. Провозившись с багажником на велосипеде, я немного задержалась, отправившись в путь на 20 минут позже. Ох, и задолбалась я нагонять. Вот вам и следующий феномен – отстающему всегда тяжелее, что-то мешает в этом случае двигаться с достойной скоростью, мучает мысль: «Да куда ж они ломанулись, чего не ждут-то…»
DSC01471
Но это барышни кисейные могут заставить себя ждать, а тут нельзя, догоняй. Поэтому в аккурат к завтраку и чек-пойнту (для отметки в TIMS) я за поворотом увидела товарищей. А тем временем мы уже проехали 10 километров из плановых 30-ти, что настраивало на позитивный лад, да и место особое, тут развилка треков, прямо – вокруг Аннапурны, вправо – вокруг Манаслу. Андрей уже бывал тут, когда ходил этот трек Манаслу. Завтрак вышел питательный, солнечный, и сидя на втором этаже кафешки, мы наблюдали за движением по улице селения Дарапани. А движение активное – туристы, машины, местные, ребятишки, собаки. До этого мы не встречали пеших туристов, потому что, во-первых, тропа шла по другому берегу реки, а во-вторых, пешеходники забрасываются на машинах как можно дальше.
DSC01493
Воодушевившись завтраком, наша группа АСО Хурай-Хобок двинула дальше. Логично, что двинулись мы вперёд, а вот впереди было совсем мрачно. Горы и холмы, будто боясь простудиться, по макушку закутались в шарфики облаков. И было чего опасаться – постепенно формировалась угроза дождя, мне тоже хотелось также уютно завернуться во что-нибудь мягкое и тёплое, например, в одеялко. Но несмотря на пасмурность, мы не мерзли, потому что дорога затягивала нас в горы, то будто запутавшись металась серпантином, то уверенной ниткой вела вверх. Угроза осадков не прекращалась, но и не реализовывалась, держа нас в напряжении. Памятуя о вчерашнем дожде, мы спешили дойти не сколько до Чаме, сколько до разгула стихии. А все же после очередного серпантина в фермерской деревушке Тиманг мы не удержались и зашли на обед в гостеприимный гест-хаус. По описанию Lonely Planet отсюда уже видны серьезные горы (ведь высота была уже около 2800 м.), но небо было серым и низким, укрывая собой все возможные виды, при этом ущелье реки Марсианди было весьма фотогеничным, чем и воспользовался наш неутомимый фотограф Андрей. Нелегко вообще штатному фотографу, ибо пока он снимает, его не ждут, а потом цокают восхищенно языком, удивляясь, когда же он успел это сфотографировать.
DSC01495
Хорошая вещь GPS, уже выходя из Тиманга, поглаживая сытые брюшка, мы знали, что ехать осталось совсем немного, максимум 2 часа, при этом основной набор высоты уже сделан. С таким настроем и едется веселей, тем более у нас возникла заруба со стихией: кто быстрее, либо дождь пойдёт, либо мы начнём пить пиво в Чаме. Стихия нас лишь подзадоривала нас мелкими случайными каплями, а может, фору давала, смилостивившись. Так с её помощью доехали-дошли мы до очередного чек-пойнта в деревушке Кото, а оттуда уже оставалось по ровной до Чаме около 5-ти километров. Юра поехал занимать места, я поехала следом, Андрей остался регистрироваться. И так случилось, что вкушая сладость езды по ровному участку, я где-то проколола камеру. Пришлось идти далее пешком, таща вел на себе, а так быстрее, нежели я раскорячимшись посреди дороги начала бы менять резину. Но это фигня, до посёлка оставалось минут 10. А потом уже шиномонтаж, заселение, тёплый душ, постирушки, питание, Горха-бир, и только потом оглянувшись, мы увидели, что находимся среди впечатляющих отвесных скал. Какая-то высокая гора, будто продышав в замерзшем окне небольшое пятнышко, маячила нам серым снегом. Было ощущение, что мы находимся накануне великих гор, накануне событий.
Не дождавшись темноты, мы ушли спать, оставив в памяти дагеротип того вечера: густо-серое небо, темные с проседью горы, темные дома, светлые лица.
DSC01509
Статистика: двигались по дороге от Тала до Чаме 8 ч., 28 км., с высоты 1500 до 2700 м, суммарный набор высот с учётом всех подъёмов – 3780м.

Мелким зигзагом
Ткёт красную стрелу на небесном шелке
Задумчивый мастер.


 

День 7. Чаме – Мананг, черно-белое кино.

Чем суровее природные условия, тем скуднее краски. Объясняется это тем, что нет такого, как в тёплых краях, разнообразия видов, не возникает межвидовой конкуренции и нет необходимости быть ярче. Ведь краска нужна для привлечения внимания, когда не видно в толпе, а в холодных условиях живёт не так уж и много представителей. К седьмому дню путешествия мы как раз и доехали до таких условий: на высоте от 2800 м. над уровнем моря начинается высокогорье. Весь этот день в пути от Чаме до Мананга мы глядели на мир с эффектом черно-белого кино и сепии, чему немало способствовала и пасмурная погода. На сером графичном фоне окружающей среды резко выделялись одетые в яркие одежды туристы, будто нарочно пририсованные к картинке, в отличие от местных непальцев, облик которых очень гармонировал с природой. Как будто на старую выцветшую фотографию каждый раз вклеивали новых людей.
DSC01607
Несмотря на то, что погода весь этот день была мрачной, впечатления остались ярчайшими: мы заехали в страну Великих Гор. Можно сказать, что до этого момента мы лишь подходили по тротуару к крылечку, ботинки голиком оббивая, да боязливо в окошки заглядывая, а сегодня шагнули внутрь. Скрестив руки на груди, нас встречали первые четырех- и пятитысячники, они стояли по двум сторонам реки, образовав долину, и разочарованно вздыхали, разглядывая мелких копошащихся туристов. От дыхания гор мы зябко ёжились и согревались классическим способом — неустанным движением.
Через час от времени старта мы остановились на завтрак в интересном месте: на высоте 2800 м. добрым десятком гектаров (если не ошибаюсь) раскинулся яблоневый сад! Хороший сад, ухоженный, с системой полива на каждый ряд; да только время было весеннее, и не пришлось нам увидать и вкусить румяных плодов высокогорных.
DSC01557
Ладно, обошлись мы без яблок, употребив не очень невкусный, но так необходимый завтрак. Давились, но ели… Может, конечно, уже влияние высоты сказывалось отсутствием аппетита, но сдаётся мне, что попросту те макароны были ужасными. Зато больше осталось серому ушастому щенку, который терся у стола и бросал жалостливые взгляды, мол, тетенька, я начал жить в трущобах городских…
Позавтракамши, бодренько двинулись дальше, выше, вглубь, а там и игривое солнце замелькало. Вдруг нам открылось впечатляющее зрелище! Впереди в прорехах облаков виднелась поблескивающая сталью огромная скальная стена, подъехав ближе, увидели, что это хребет, обнажившийся до основной породы. Хребет высокий, около 4-х тысяч, на верхушке снег, от таяния которого стена металлически сверкала на солнце.
DSC01638
Полюбовались, поцокали языками, да делать нечего, поехали дальше, по пути все время обгоняя машину с «велосипедистами». А! Забыла ж написать, что на завтраке мы встретили коллег по двухколесью, они чуть ли не в шлемах и контактных ботинках, такие все в крутых велосипедках бегали по вестибюлю хостела (видать, ночевали там). Бегали, суетились, чай в термосы наливали, подтягивали трикошки, осматривали свои дорогущие велосипеды. Мы же, вытряхивая из кроссовок пыль и мелкие камешки, скромненько посматривали на них, думая, ну, как поедут-поедут они сейчас, пыль столбом поднимая. Да так и не дождавшись их старта, поехали сами, а они как давай через 15 минут нас обгонять… сидя в машине с велосипедами в багажнике. Это несерьёзно, подумали мы и больше не обращали на них внимания, хотя ещё раза три встречали их, их экипаж со стреноженными велосипедами.
Постепенно дорога уводила нас все выше и выше, вскоре разметавшись серпантином по горе, привела к чайному домику, откуда открывался отличный вид на дальнейший путь, долину и аэропорт. То есть нам предстоял нехилый спуск, это и радовало и огорчало, ведь немало ж высоты набрали, поднимаясь по серпантину. Эх, ладно, испили по чашке чаю и полетели с песнями вниз! Думаю, что нечасто с этой горы съезжают велосипедисты, горланящие во все связки гимн Бурятии, но нынче так и было, надеюсь, всем понравилось.
Так с шумом и песнями мы спустились в загадочную и исполненную спокойствия долину. Сухое русло галечными капиллярами прорезалось вдоль осыпных скал. За скалами в облаках невидимо, но ощутимо стояли великие горы, их дыхание было порывистым, холодным. Сама долина была цвета сепии, вокруг вздымались песочные холмы, на них выделялись фигурные разрушенные скалы и жилистые сосны (как в Тажеранах, но больше). Вот видно корпус слона, вот черепаха, вот будто человек с корзиной за спиной застыл. Дорога плавно шла вдоль долины, давая путешественнику возможность рассмотреть редчайшие экспонаты, насладиться спокойствием и гармонией цвета высокогорной природы. На видимых вершинах холмов чистой белизной выделялись буддийские гомпы, к которым снизу с долины вели зигзагообразные тропы. По бокам дороги стояли ступы, с развевающимися на ветру флажками и рядами молитвенных барабанов. Находясь там, в этом несуетном мире цвета сепии, понимаешь, что жизнь измеряется не временными отрезками, а событиями; живешь, будто песком рисуешь, от картинки до картинки , а сотрёшь – и не заметит никто. Останутся песок, эти скалы и долина.
DSC01669
С такими экзистенциальными мыслями мы и въехали в ворота Мананга, причём по очереди, с равными интервалами, сначала Юра, через некоторое время я, а потом Андрей, который не поленился запечатлеть красоту долины на фото и видео, за что мы ему очень благодарны.
DSC01668
Мананг находится на высоте около 3600 м., что сразу отразилось на самочувствии, то-то меня перло так на подъезде к нему. Наша восточно-сибирская максимальная высота – 3595 м., вечная и великая Мунку-Сардык, выше же я, как представитель степного народа, не живу, а лишь существую в мучениях. В таком случае спасает правильный график набора высот, иначе, ак-кли-ма-ти-за-ция (на мотив «Демобилизации»), чем мы и занялись по приезду и заселению в Мананге. «Ван Горха бир», «медиум пот лемон ти», и прочие питательности вкупе с надетыми пуховиками восстановили самочувствие, и мы засели на совещание по обсуждению дальнейших планов. На повестке дня стоял срочный вопрос, куда и как далеко сегодня идти (забыла отметить, что в Мананг мы приехали в 13.00), и вопрос будущего – идти завтра на акклиматизацию или сразу выдвинуться к следующему месту ночевки, лагерю Тронг-педи под перевалом. Постановили так: сегодня гуляем часа два чисто «по району», завтра идём на акклиматизацию в Ледар, набирая и сбрасывая при этом около 600 м. А так как Ледар находится на пути к перевалу, чтобы не ходить просто так, решили забросить туда велосипеды и кое-какие вещи. Решение было принято, утомившись, мы немного полежали и отправились на прогулку.
DSC01698
Посёлок Мананг находится у подножия горы Гангапурна (7455 м.), рядом находится одноименное озеро, которое питается массивным ледником. Из-за облачности самой горы видно не было, лишь часть ледника, но все равно ощущалось неприступное величие гордого семитысячника. Вот мы и отправились посмотреть на озеро, да немного набрать высоту, чтоб соблюсти акклиматизацию. Погуляли неплохо, поднялись на 300 метров выше, полюбовались облачностью и пошли обратно. По пути нас сразила картина: на озере работала каменоломня, непальцы на себе тащили огромные камни оттуда, думаю, что ноша у каждого была больше 50-ти килограммов. Тяжелая работа. Мы и на следующий день увидели в Мананге процессы ручного труда: землю пахали плугом, запряженным яком, а наверху в ущелье тоже работала громыхающая каменоломня, откуда валили вниз камни, думаю, тоже вручную.
DSC01703
DSC01704
Нагулялись, насмотрелись, аж захотелось чаю попить. К счастью, мы остановились в гест-хаусе, в котором продавалась выпечка и пирожные, поэтому мы перед ужином пропустили по чашечке чаю с десертом. А потом пока то да се настало время ужина и мы поднялись в столовку, в которой уже зажгли вечерний камин, тем самым создав уютную межнациональную атмосферу. С разных столиков слышалась английская, французская, русская речь и ещё какого-то шкворчащего языка, в целом было уютненько и тепло.
После ужина мы отправились спать, но Андрей все же немного прогулялся по вечернему Манангу, принеся с собой свежесть дождя и впечатления на видео. Засыпалось почему-то с грустинкой, с мыслями о доме, о близких, о моей маленькой Сайке, наверное, это присутствие Великих Гор немного напугало и захотелось в свой маленький мирок.
Статистика: двигались по дороге от Чаме до Мананга 6ч 30 мин, 38,6 км, от высоты 2700 до 3500 м, суммарный набор высоты – около 1000 м.
Завтра будет новый день, точнее, новое событие.

Нарисовав контур гор
Простым карандашом,
Выкинул все иные цвета великий художник.


 

День 8. 1.05.18. Восхищенная акклиматизация.

События восьмого дня, да и весь собственно день можно изобразить как игру, в которой необходимо по наклонной поверхности закатить наверх шарик, если же придать недостаточную силу, то шарик скатится вниз.
DSC01809
Этот день был акклиматизационным, или челночным, так как мы сходили от Мананга до Ледара, набрав высоту с 3600 до 4200 м., отнесли туда некоторые вещи и велосипед, и вернулись обратно. Дело в том, что назавтра нам предстояло дойти до лагеря Тронг-педи под перевалом, и сегодняшняя заброска (раз уж все равно туда идём) существенно облегчала первую половину завтрашнего пути.
DSC01846
Погода в те события выдалась солнечная, будто горы решили покрасоваться перед нами, показать себя во всей прелести. А прелестей было много! Обо всем по порядку.
Так как сегодня облегчённый вариант – только акклиматизация, то решили не назначать ранний старт, и выехали достаточно поздно, аж в восьмом часу. По этой же причине завтракали в месте ночевки, в отличие от предыдущих дней, когда завтрак нас заставал уже через час, а то десять километров после старта. Вообще день начался с восхищений. В нашем гест-хаусе туалеты располагались по одному на этаж, поэтому первым здороваться с новым днём отправился Андрей, вернулся в возвышенном настроении, взял фотоаппарат и снова ушёл. Хмм, что же он там увидел? За ответом на этот вопрос следом пошла я и обнаружила, что по дороге в туалет открывается великолепный вид на горы, среди которых стояла уже умытая и причесанная великанша Гангапурна!
DSC01854
После таких утренних видов настроение улучшилось, хотя казалось бы куда уж лучше. Наш трёхместный номер был кем-то забронирован на предстоящую ночь, поэтому мы с утра переехали в соседние комнаты. Быстренько собрали вещи, которые брали с собой на акклиматизацию; вкусили питательный завтрак, хотя с аппетитом у кое-кого были проблемы, да гордо выдвинулись со двора гест-хауса навстречу новым событиям. Юра и я на велосипедах, Андрей пешком, но с рюкзаком. Кстати, Юра и вовсе решил не оставлять своего коня в Ледаре, а спуститься на нем обратно. Идея заманчива тем, что спуск обещал быть фееричным, но я решительно отмела её для себя, так уж не хотелось на следующий день тащить велосипед снова наверх.
Мананг – небольшая деревушка с мощеными улочками, живут здесь туризмом, земледелием и каменоломней. С утра во дворах курился пряный можжевельник, отгоняя злых духов, кудахтали ворчливые курочки, а местный народ выходил на работу, 1-е мая в Непале обычный день. Причём на поле уже вовсю трудились пахари, выглядело это как на картинках в сказках: по земле ходил лохматый як, в него был запряжен плуг, а за плугом шёл работник. Ручной труд, такая же история, как с каменоломней. Люди есть, а техники нет.
DSC01662
Сразу от Мананга начался крутой подъем в несколько ступеней, мы взяли велосипеды в руки и пошли. Забегая вперёд отмечу, что это единственный затяжной крутой участок, дальше тропа выполаживалась и набирала высоту постепенно. В месте подъема долина заворачивала вправо, поэтому когда мы забрались повыше, нам открылся невероятной красоты вид. Великаны-горы в белоснежных шапках и платках разминали затёкшие за ночь плечи, раскуривали свои трубки, заводили бесконечные миролюбивые споры, кто выше да шире. Долина реки глубоко врезалась в складку между гор и лишь редкие стежки мостов соединяли высокие берега. Вдоль тропы росли кустики темно-зеленого можжевельника, некоторые из них, стоящие в тени, были присыпаны инеем, будто кто из великанов скинул на них пепел, как в горшок с цветами. По склонам паслись звенящие колокольцами ослики и степенные растаманы-яки, распустившие долу свои дреды. А тропа тонкой струйкой бежала по долине далеко-далеко вперёд.
DSC01889
Как и упоминалось выше, после подъема дорога выполаживалась и можно было ехать, а не тащить велосипед в поводу. И это классно! Вокруг такая красота в ярком солнечном освещении, а ты крутишь педали по извилистой тропке над глубоким ущельем – и страшно и захватывающе. По пути встречались чайные домики и лоджии, откуда туристический люд только-только выходил на маршрут, так как среди них было много соотечественников, то мы поздравляли с праздником весны и труда каждую группу, вдруг да ответят. Проезжали и мелкие деревушки в несколько домов, в них проживают в основном семьи пастухов. Одна из них называется так и называтся Як-Кхарка, что означает «ферма яков».
Так мы и ехали и шли по тропе вглубь ущелья, маленькие копошащиеся муравьишки на фоне недвижимых Великих Гор. Вдоль тропы на склоне кустился ароматный можжевельник, яки с причмокиванием лакомились колючими зарослями. Один раз мы увидели крупных птиц, я думала орлов, кучкующихся возле какого-то холмика. При ближайшем рассмотрении орлы оказались длинношеими грифами, таскающими кишки из холмика сдохшего барашка. Впечатление, однако!
Позже в неизменной картине окружающего мне встретилось ещё одно впечатление. На тропе паслась многочисленная отара овец и коз, среди них бегали курчавые и премиленькие малыши ягнятки и козлятки. Залюбовавшись агнцами, я чуть не врезалась в сидящего на камне пастуха, обратилась к нему с извинениями и приветствием и аж опешила, такой у него был вид! Сам сухонький, в истертой одежке, в руках посох, тоже кривоватый и сучкастый, лицо темное, изрезанное морщинами, но доброе, а глаза отливали голубым подслеповатым оттенком. Лунный взгляд. И пастух показался мне таким же вечным и великим, как и горы, в которых он прожил всю свою жизнь.
Рано или поздно, но через три часа я подкатила к деревушке Ледар, находящейся на высоте 4200 м. На её окраине у лоджии стоял припаркованный велосипед, а значит, Юра дожидается тут. И точно, вскоре я увидела его неподалеку, принимающего солнечные высокогорные ванны. Здесь решили отобедать и дождаться Андрея, который шёл пешком, тем более, что из окна столовки открывался отличный вид на пройденный путь. Когда уже собрались все вместе, то утвердились в мысли, что дальше идти не стоит и это наша точка возврата, оставляем заброску и топаем в Мананг. Отметили это событие, съев по пицце с кока-колой, уж очень она (кола) вканывает в тех условиях. Андрей же заказал эппл-пай (яблочный пирог) и этим избежал последующих неприятностей, но так как неприятности случились уже в Мананге, то о них позже. Хотя до них недолго, потому что обратно мы добежали быстро, Юра же вовсе доехал за каких-то полтора часа. Так бишь в Мананге мы были уже в два часа пополудни, дело сделано, а впереди ещё полдня. Постирались, попили чаю с десертом, пособирались, сходили зарегистрироваться на чек-пойнт, ещё немного праздно пошатались по деревне, полежали в номере и отправились на праздничный ужин. Да настроение немного омрачали легкие неприятности, последствия приёма пиццы в виде расстройства желудка, но не страшно. Ужинали рано, не дождавшись розжига камина, поэтому согревались приемом острой пищи и горячего чая. Андрюха заказал як-стейк, который эффектно принесли на шкворчащей сковородке. Сие действо засняли и сразу запостили в Инстаграм и на Фэйсбук, заодно проверили, сколько лайков у предыдущих отчетных постов. Ужин нынче был без употреблений и даже без пива – совсем не хотелось, поэтому долго не засиживались и спать отправились рано, тем паче на завтра предстоял переход до Тронг-педи, а он меж тем находится на высоте аж 4600 м.
Спали в двухместных номерах: ребята в одном, я в соседнем. Друзья о чем-то долго говорили, слышно было через стенку, мне же думалось о вечности и недолговечности, но недодумалось, уснулось.
Статистика: двигались по тропе от Мананга до Ледара и обратно 6ч, 21 км, набрав высоту от 2650 до 4200 м, суммарный набор с учётом всех подъёмов – 680 м.

Вечность и ночь
В лунном взгляде
Старика-пастуха.


 

День 9. Движение вверх.

«Что тебе снится, крейсер Аврора, в час, когда утро встаёт над Невой», — напеваю я спросонья песню из детства, у меня часто такое бывает, когда после пробуждения в голове звучит какая-нибудь песня или фраза. Мимо дверей в сторону туалета кто-то протопал, грохоча ботинками, я догадалась, что это свои — пошли посмотреть на Гангапурну. «Может ты снова в тучах мохнатых вспышки орудий видишь вдали»… С песней и собираться веселей, сложила вещи в рюкзак, оделась потеплей, поскольку утренняя рекогносцировка оставила впечатление холоднющего утра. Ещё собрала в поясную сумочку стопку блистеров с таблетками, мало ли что заболит, вчера вот живот крутило, а как оно сегодня выйдет?
Итак, ранний завтрак, готовность номер один и выход за ворота гест-хауса в открытое пространство. Дорога знакома, только сегодня идём пешком, но Юра на велосипеде, поскольку не преминул вчера осуществить фееричный спуск с Ледара до Мананга (с 4200 до 3600 м.). Он достаточно легко переносит условия высоты, поэтому ему ничего не стоило снова запереть велосипед в гору, мне же это, признаться, давалось с трудом. Погода опять баловала нас солнцем, только было намного холоднее и ветреннее, чем вчера, но мы и вышли на два часа раньше. Тропа знакома и безлюдна. Дело в том, что из Мананга при стандартном графике передвижения так рано не выходят, оттуда идут либо на акклиматизацию на озеро Тиличо, а это по другой тропе, либо с осуществляют короткий дневной переход до Як-Кхарки или Ледара. Мы же действовали в соответсвии с каноном АСО «Хурай-Хобок»: «В 5 встаем, в 6 выходим», что позволяло нам прибыть в конечную точку в аккурат на обед и избежать вечернего ухудшения погоды в пути, а также давало время и возможность полноценно акклиматизироваться, совершая радиалки.
DSC01861
Идти было приятно и красиво, также как и вчера, снова великие зевающие утренние горы, только сегодня немного лохматые от ветра, ослики, барашки и яки на тропе, ниточки мостов по шву долины, спуски и подъёмы извилистой тропы. Деревни Ледар достигли через три часа по графику, там же перекусили, только на сей раз пиццу заказывать не стали, ограничившись эпл-паем. Разговорились с соотечественниками, что держали путь до Тронг-педи из Як-Кхарки, у них же я разжилась дополнительными таблетками, уж очень беспокоила боль в желудке.
Хочу отметить, что легкое ненавязчивое общение с другими туристами всегда очень приятно и интересно, все с разных стран: англичане, немцы, австрийцы, говорят с разными акцентами, обладают разной мимикой, даже смеются по-разному. Но русских сразу видно по угрюмому выражению лица… Кстати, вчера в этой же столовке в Ледаре мы наблюдали за группой молодых израильтян, они, видимо, ночевали там и как раз после завтрака собирались в путь. Молодые, не старше 30-ти, говорливые, расчетливые (полчаса делили счёт за проживание и питание) и очень-очень красивые! Парни и девчонки, все брюнеты со смуглыми лицами, курчавые, с правильными чертами лица – загляденье. Правда, мои друзья, любители русской красоты цвета блонд, не разделили моего восхищения.
DSC01865
В таком хорошем настроении и в двенадцатом часу дня мы и покинули Ледар, загрузив оставленные вчера вещи и взяв за рога велосипеды, судя по карте, уже пройдено две трети пути. Дальнейшая дорога все также позволяла крутить педали верхом, а не тащиться в поводу. Вскоре мы стали нагонять и обгонять туристов, вышедших позже и лихо щеголяли перед ними скрипом тормозов и шорохом покрышек, а все-таки приятно иногда потешить гордыню. Через несколько километров тропа по тросовому мостику пересекала реку и мы последовали за ней. Странно, но как только перебрались на другой берег, погода сразу испортилась, а самочувствие ухудшилось. Или только мне так вспоминается? Юра, тот вообще давно ушуршал вперёд, только накидка рюкзака мелькала впереди ярким пятнышком. Мне же вдруг стало нехорошо, дыхание сбивалось даже при небольшом подъёме, а в затяжные так вовсе шлось кое-как, и вообще было состояние тягучего похмелья со стуком в голове и мутностью сознания. Проверила по gps, так и есть – высота перевалила за 4000 м. Ещё какое-то время мне удавалось ехать на велосипеде, но потом пришлось идти пешком, потому что уже трудно было контролировать движение по узкой тропке. Долина реки стала извилистой и не просматривалась вперёд, поэтому казалось, что вот за тем поворот будет лагерь, но как обычно, там ничего не было. По тропе медленно-медленно, как улитки по склону Фудзи, передвигались туристы, все тяжело дышали и часто пили воду. А! Забыла написать о воде. Пить хотелось всегда, а с водой там проблемы, это вам не в Сибири, где можно из каждой речки ладошками воду хлебать, поэтому драгоценную влагу надо покупать. Недорого, конечно, от 70-ти до 150 рупий (35 – 70 руб.) за полторашку, но все же. Причём в каждой местности продаётся вода своих производителей, например, в Мананге – вода называлась одноименно, а вот в Чаме была совсем другая этикетка. Только на розливе воды можно неплохо заработать, столько её продаётся. Наверняка и её собирают, вытаивают из ледников и разливают в бутылки вручную…
DSC01873
Вода водой, а обед по расписанию уже наступал, и вот за поворотом показался лагерь Тронг-педи. Собрав себя в кулак, я решила подъехать-таки к нему верхом, но споткнулась, резко крутанула педали и на велосипеде слетела цепь. Кое-как надела её обратно на звездочки и уже не выпендриваясь пошагала к каменным воротам лагеря. На этой высоте все строения из камня, надо полагать. Увидев отдыхающего на скамейке Юру, я смогла задорно прокричать: «А не подскажете, где здесь Хурай-Хобок?», и поперхнулась. Все, добралась.
DSC01998
Через некоторое время пришёл Андрей, группа воссоединилась, заселилась в трёхместный номер у туалета «свободного падения» и отправилась в столовку, а куда ещё. А столовка колоритная! Этакий салун, или приют растаманов. Негромко играла музыка регги, на диванчике, покрытом цветастым одеялом, сидел патлатый паренёк-азиат и наигрывал на гитаре, за стойкой принимала заказы черноволосая европейского вида дева с пухлыми губками. За столами сидели переодетые в тёплое туристы, уже виденные нами на тропе, болтали все на разных языках – опять Вавилон. Кормили там вкусно, но брали дорого, оно и понятно, электричество, вода, продукты, труд – все в дефиците.
DSC01900
Пообедав, лишь невероятным усилием воли мы смогли покинуть столовку, тёплая атмосфера которой голосом Боба Марли напевала: «Чувак, возьми пива и пиццы, останься тут, никуда не ходи, а головная боль – преходящее явление, не стремись долго жить, просто балдей сейчас, ноу вумен — ноу край». Знаем мы этот голос, частенько следуем его советам, но не сегодня, Боб, не сегодня. Поэтому встали и пошли на радиалку в верхний лагерь, что располагался на 300 метров выше. У меня изначально была мысль затащить сегодня туда велосипед, чтоб облегчить немного завтрашнее восхождение, но, дав слабину, я отказалась от неё. Более того, поднявшись почти без усилий пешком до высоты 4950 м., меня осенила совершенно крамольная мысль: найму портера, чтоб затащил до перевала моего коня! Пешком без велосипеда так легко идти, даже несмотря на действие высоты.
DSC02033
Акклиматизационная радиалка удалась, сходили до высотного лагеря, а то и чуть выше, посмотрели на громадные горы, от вида которых захватывало дух. Жаль только, что погода начала портиться, пробрасывал снежок и горы виднелись лишь в разрывах облаков, будто ветром с их ликов время от времени сдувало белые шарфы и лишь на минутку удавалось рассмотреть красивые великие профили. По дороге встретили соотечественника, разговорились, он увлёк рассказами про велопутешествие по Соловецким островам, что сразу запало в душу. Съездим.
Тем временем начало вечереть, сереть и туманиться, значит, пора ужинать. Прокопошившись в номере, мы не успели занять места в тёплом зале столовки, поэтому пришлось ютиться в неотапливаемой комнате. Чувствовали себя челядью, даже начали беспокоиться, а положено ли нам питание, но потом презрев неравенство, открыли дверь в тёплый зал и матом запрещали закрывать её, все хоть немного тепло. Поужинали, посмеялись, заказали завтрак, обсудили время утреннего подъема и выхода, договорились с Андрюхой с портерами, да и отправились баиньки. По пути в номер вдруг услышался знакомый сибирский говор, обратили внимание на его источник – и вот те на! Милая девушка обернулась и оказалась приятельницей Андрея, нашей землячкой-иркутянкой. Аюна, так её зовут, в группе с друзьями (тоже соотечественниками) двигалась по тому же маршруту, но пешком. Приятно, приятно увидеть своих, с Андрюхой они вспомнили свои совместные походы, поболтали немного и пожелали удачи на предстоящий день. Теперь точно спать.
DSC01991
А заснуть было непросто. Во-первых, громко шумели американские соседи, но Андрей сходил к ним и интеллигентно через дверь попросил вести себя потише, и они угомонились. Во-вторых, мы жили возле туалета, в который постоянно кто-то ходил, ну не запретишь же людям. В- третьих, было очень холодно, около нуля. В-четвёртых, от высоты разгулялась дикая тахикардия, сердце бешено стучало, будто идёшь в гору, и очень сложно было примерить и выбрать нужный ритм дыхания: через забитый нос дышать трудно и воздуха не хватает, а ртом дышать – пить хочется. Вот и мучайся, дыши. Тем не менее уснули, тревожно подергиваясь и отчаянно сопя. Хороший и качественный сон так был нам необходим.
Статистика: двигались по тропе от Мананга до Тронг-Педи 6ч, 17,5 км, с высоты 3600 до 4500, суммарный набор – 1100 м.

Словно испуганная белка
Мечется сердце в груди.
Ночь накануне перевала.


 

День 10. Апогей.

Never opened myself this way


Life is ours, we live it our way


All these words I don’t just say


And nothing else matters. (С)
Воздух вокруг будто загустел, принял консистенцию белесого геля. Все тело вязнет в этой странной субстанции, она налипла на ботинки и ноги стали тяжелыми и труднопередвигаемыми. Проклятый гель попал даже в легкие, залепил бронхи, приходилось делать короткие и частые неполные вдохи и выдохи. Необычное чувство: осязать пространство и его сопротивление. В голове стучало, будто перфоратором по стене, ко всему прочему начинало тихонько гудеть и протрескивать – знакомое чувство, я называю его «Включение ЛЭП-ки». Это когда в ушах раздаётся звук, будто стоишь под линией электропередач, сознание затуманивается, подкатывает тошнота и тело охватывает невероятная слабость.
Все эти ощущения – проявление гипоксии в условиях высоты, симптомы горной болезни. Будучи несколько лет назад на Эльбрусе, я в полной мере ощутила её с дикой головной болью, неукротимой рвотой и упадком сил. Тогда я поняла – горы выше 3500 м. не моё, не справляется с гипоксией организм, у которого все предки жили на степной равнине. И вот снова подкатывает тошнота и будто издалека тихонько начинает трещать ЛЭП. Пройти, пройти скорее этот перевал! И быстрее вниз, к нормальной высоте.
В окружающем непрозрачном пространстве висели редкие снежинки, будто выкристаллизовавшиеся из геля, кажется, они даже не падали на землю. Но на тропе и горах вокруг все же лежал плотным слоем осадка крупнозернистый снег. Он похрустывал под ногами и по этому звуку можно было считать шаги. Идём уже больше двух часов, судя по всему, перевал близко, но его не видно. В описании сказано, что после появления на тропе шестов с флажками, до перевала останется около 20-ти минут, сколько же это в шагах?
DSC02055
Идём неторопливо, словно плывем в воздухе, но темп уверенный. Каждый думает только об одном, когда же перевал. Но с такими мыслями сложно идти, поэтому их надо гнать из головы. Этакая медитация движения: шаг на раз, шаг на два, или под счет слогов какого-нибудь длинного слова или фразы. К примеру, я шла сначала под фразу «Я сильная (вдох), я справлюсь (выдох)», потом «Ом (вдох) Мани (выдох) Падме (вдох) Хум (выдох), а потом вспомнилось интересное слово Пе-дер-си-я. Наверняка замечали, что при длительной физической нагрузке никаких умных мыслей нет, а возникнет вдруг какое-нибудь слово или фраза и катается горошком по пустой голове.
DSC02063
Но все когда-нибудь кончается, вечно только небо. Шаг за шагом от слога к слогу мы вышли сначала к флажкам, потом и к самому перевалу. Радости особой не было, только чувство облегчения. На перевале Торонг-Ла стоял широкий тур, вокруг которого развевались многочисленные флажки,от чего казалось, что это просто куча тряпок. Сбоку стоял открытый домик, возле него и внутри топтались разноцветные восходители. Слышны были радостные возгласы, все поздравляли друг друга. Мы же, сделав пару фотографий на фоне таблички Thorong-La Pass 5416 m., даже не оглядевшись, поспешили на ту сторону перевала, вниз-вниз-вниз. Андрей – молодец, немного поснимал там, отпустив нас вперёд, теперь хоть на видео можно будет разглядеть тот самый Торонг-Ла.
DSC02087
Все! Теперь наш путь будет идти только на спуск, апогей трека пройден! А ещё пять часов назад, когда только проснулись, в это не верилось. Я же говорю, все проходит.
Будильники один за другим прозвенели в 4 утра, надо было вставать, предстоял нелегкий день. Кое-как повылазили из запутавшихся коконов спальников и одеял, опустили ноги на пол и сразу захотелось обратно. Было не по-майски холодно! Я подумала, вот бы сейчас рраз – и уже на перевале. Нежиться и мечтать было некогда, оперативно собрались и отправились завтракать. На улице было ещё темно, но столовая уже работала, возле неё как сомнамбулы терлись готовившиеся к восхождению туристы. Кто-то вышел на маршрут, кто-то только просыпался, а мы ожидали завтрак, сидя нахохлившимися воробушками на лавках у стола. С трудом удалось запихнуть в себя еду – организм ещё не проснулся, но мы справились. Через 20 минут мы уже топали вверх по тропе, согреваясь и пыхтя. Погода решила побаловать нас сегодня снежком, то-то нам сибирякам тоскливо без него. Мы с Андреем воспользовались услугами портеров и бравые выносливые непальские ребята катили наши велосипеды неподалеку. А Юра со своим коником не расстался, бережно придерживая его за руль, передвигался вместе с ним. Первый час шлось легко, сказывалась вчерашняя акклиматизация, но как только мы перевалили за пять тысяч, силы куда-то делись, начала мучать одышка. Как раз вовремя остановились отдохнуть у чайного домика, то есть сараюшки у тропы, там пьют чай портеры. Мы съели по шоколадке, угостили крутящуюся рядом собачку, даже подружились с ней. Кроме собаки, у домика стояла лошадь (или ослик?), оказывается, одна из туристок ехала на ней. Позже мы их увидели: девушка ехала верхом, лошадь надрывно дыша и опустив голову, медленно шла вперёд, а за уздцы её вела молодая смуглявая непалка. Собака, кстати, тоже была с ними.
Пять тысяч, ещё почти полкилометра надо набрать… Снег еще идёт, видимость ухудшается. Вот бы сейчас рраз – и на перевале!
Оставляя позади высшую точку нашего маршрута и оседлав велосипеды мы ринулись вниз, но не рассчитали рельеф и переоценили свои возможности, через 100 метров тропа стала крутой и каменистой. Отчаянно визжа тормозами, я какое-то время пыталась ехать, но уклон был опасным для движения, пришлось спешиться. К тому же плохо работал задний тормоз, а ехать на спуск, тормозя передним, не рекомендуется, можно осуществить переворот через руль, да и состояние не позволяло контролировать ситуацию. Пошла пешком, зато вниз! С этой стороны уклон перевала был более пологим, тропа каменистей, хотя возможно, что так лишь показалось, потому что здесь снега не было. Пару раз попались туристы, идущие навстречу, к перевалу. Здесь добавлю, что чаще все же трек вокруг Аннапурны ходят против часовой стрелки, это традиционный маршрут.
DSC02090
После перевала мы спускались в красивейшую долину реки Кали-Гандаки. Уже скоро увидели далеко внизу селения и подумали, что это Муктинатх (сегодняшняя конечная точка). А идти было ещё ой как далеко! Но вниз не вверх, тем более мы сбрасывали высоту, а это благотворно сказывается на самочувствии. Поэтому рано или поздно, но все же спустились к долине, уклон стал заметно меньше и можно было ехать на велосипеде. По пути столкнулись с необычным: вдалеке на холме стояла группа людей, женщины в ярких одеждах и мужчины, они громко что-то кричали и будто даже причитали, потом повернулись и пошли вниз. Что это был за ритуал? Предположили, что мы стали свидетелями похорон. Индуисты и буддисты сжигают тела умерших, у них нет погостов. Я подумала, что в данном случае, может, даже тело не сжигали, а оставили на камнях. А что, местность позволяет: кругом камни и моренные валы, селение далеко, климат суровый, высокогорный, всегда дует ветер, да и грифы водятся.
DSC02093
Как раз после случая с неизвестным ритуалом мы приблизились к тросовому мосту, по привычке решили проехать не спешиваясь, но в конце моста, где надо было немного подняться вверх (он вогнутый), силы кончились и оставшиеся три метра шли секунд сорок. А за мостом через километр тропа поворачивала и мы увидели уже совсем недалеко Муктинатх! На самом деле, Муктинатх – это храмовый комплекс, а деревня близ него называется Ранипаува, но все называют её одноименно с храмом. Тогда нам это было совсем неважно, ведь уже виднелись лоджии, а значит, доехали. Но сперва мы увидели огромного черного Будду, медитирующего над долиной, ниже располагался комплекс из красивейших храмов. Посмотрим потом, сходим, а сейчас очень хотелось скорее заселиться в какой-нибудь гест-хаус. Так и сделали, причём далеко не ходили и нырнули в первый попавшийся. Разместились в номере, переоделись и пошли ждать Андрея в столовку, окна которой очень удачно выходили на улицу.
DSC02101
Время – 12 часов дня, это отлично, но эмоций не было. Пришедший позже наш товарищ застал нас сидящими неподвижно за столом, немного удивился, поднялся переодеться в номер, пришёл и также засел рядом. Дело в том, что после испытания высотой и нагрузкой, наступило торможение и тошнота. Есть не хотелось, пить не хотелось, чуть не силой вливали в себя чай, просто застыли, ссутулившись, и лишь изредка обменивались односложными фразами. Так мы просидели часа два, потом немного оживились, пообедали, но столовую не покинули. В эту же лоджию позднее заселился наш иностранный коллега, он также ехал этот маршрут на велосипеде. Сходили посмотреть на его транспорт – крутой, однако. Ещё развлекались тем, что из окна наблюдали за непрекращающимся потоком паломников, движущихся в храм и оттуда. Ехали они верхом на лошадях и в повозках, это местный бизнес – заброска до храма и обратно. Местные ведут туда группу паломников, а потом бегут обратно за новой порцией посетителей. Оказалось, что Муктинатх – одно из священнейших мест у индуистов и буддистов, куда ежедневно прибывают массы людей, чтоб очистить карму (читайте в Википедии).
Конечно, сходить бы на экскурсию, но мы не смогли, так и просидели до вечера, а точнее до ужина, только переместились поближе к окошку. На подоконниках в горшках росла зелень и даже знаменитый пятилистник, полюбовались. Ещё смотрели телевизор, но не столько сам фильм заинтересовал, сколько зрители: на диванчике собрались все работники лоджии и открыв рот и эмоционально жестикулируя, внимательно следили за развитием сюжета.
DSC02109
Только к вечеру отпустило, вернулось нормальное самочувствие и захотелось спать. Не дождавшись заката,мы отправились в номер и упали в объятия Морфея, до чего сладкими и мягкими они казались сегодня!
Статистика: двигались по тропе через перевал от Тронг-Педи до Муктинатха 6 ч 20 мин, 16 км, набрав высоту от 4600 до 5400 м и скинув до 3700, суммарный набор – 950 м.

Сквозь ветер и снег пробирается сегун
К вершине горы Фудзияма.
Нелегкий, но верный путь.


 

День 11. Кали-Гандаки.

Встречать новый день всегда радостно, но когда заведомо знаешь, что день предстоит чудесный, просыпаешься с таким задорным настроением, что петь хочется!
День спуска в долину Кали-Гандаки, это значит, что мы будем весь день ехать вниз! Между прочим, ущелье этой красивой реки считается одним из самых глубоких. Кали-Гандаки, Мустанг – о, что за названия, что за дивные места! Сплошные восклицательные знаки – это наше настроение. Мы ехали по узкой улочке деревушки Ранипаува, отражаясь в окошках домов, щурились от солнца и видели свои тени. Как только покинули селение, то вовсе потеряли дар речи от восторга – впереди чернел асфальтовой змеей спуск в долину! Полетели! Стоп, а что-то пошло не так… У Андреева и моего велосипедов отказали частично тормоза, но ничего, ведь тормоза придумали трусы, мчим!
DSC02189
Это был полет, а не спуск, ибо за спиной ловили ветер могучие невидимые крылья. Вдоль дороги встречались мелкие селения с огородами, а значит – весна! Эти премилые пасторальные виды привносили в наши души трепетные ощущения и окрашивали их в нежно-зелёный молодой листвы цвет. «Приходит время, люди головы теряют и это время называется Весна!», — поёт Анна Герман, любимая певица, звук заливистого голоса в голове дополняет картину и делает её многомерной. Мы ехали и ехали, пока не кончился асфальт, но потом сбросили обороты, переключились на более низкую передачу и поехали дальше, гравийка – не повод отчаиваться. Тем более, что нам удалось заглянуть из-за угла вглубь таинственного королевства Ло – территорию верхнего Мустанга, языком и культурой связанную с Тибетом (Википедия). Сюда стоит вернуться, и обязательно с велосипедом. В картину цвета сепии с изумрудными прожилками, обрамлённую багетом великих седовласых Гор.
DSC02190
Серпантинная дорога щекочущим нервы аттракционом спустила нас с высоты 3800 м. до 2800, что очень благоприятно отразилось на самочувствии. Казалось, что все приятные моменты, все, чего мы ждали, все сплелось в один толстый жгут настроения.
DSC02214
Оставалось только вкусно поесть, и за этим мы направили свои велосипеды в ближайший город (уже город!) Джомсом – административный центр района Мустанг, известен своим аэропортом, военной базой, яблоками (говорят, их раньше экспортировали аж в Великобританию) и видом на гору Дхаулагири (8167 м).
DSC02261
Джомсом пылил редкими автомобилями и постоянным ветром, но к встрече путешественников приготовился – нарядный храм, музей Мустанга, чек-пост и уютные отели.
DSC02267
В отчетах бывалых мы отметили, что в Джомсоме есть отель, где гостил Джимми Хендрикс и Миг Джаггер, первый оставил на стене несмываемую теперь надпись. Мы пошли искать сие место, но не нашли, думая, что граффити будет снаружи, но музыкант оставил свой след внутри комнаты, поэтому и остался нами незамеченным. Зато нашли неплохое место для обеда на втором этаже с видом на взлётную полосу. Аэропорт впечатлил короткой взлеткой, по которой с диким ревом разгонялись, раскачиваясь, небольшие самолеты (как наши Аннушки). Вдоль полосы у забора с колючей проволокой паслись коровы, аккуратно просовывая свои морды на закрытую территорию. В углу стоял деревянный туалет «свободного падения», представили, да, как народ выходит из самолета и сразу туда. Или наоборот, перед посадкой очередью выстраиваются к этому зданию.
DSC02297
Обед по расписанию – важный момент, мы всегда уделяем ему пристальное внимание. На сей раз в упомянутой гостишке потчевали нас салатом из свежих овощей, вкусным натуральным супом, жареной картошкой, эстетично оформленным питательным дал-батом. Наевшись до отвала, покатили дальше, до конечной точки сегодняшнего маршрута, деревни Тукуче, оставалось совсем немного – около 15-ти км. По информации из внешних источников там есть ликеро-водочный завод, хмм, интересно, мы же все-таки делегаты АСО Хурай-Хобок, нам это пришлось по душе. Правда, сначала мы решили, что в Тукуче размещается пивоварня, но и это было бы очень даже неплохо.
К заветной точке дорога шла вдоль широченного сухого русла Кали-Гандаки, на взгляд ширина его составляет до километра. Огромный каменный тракт с разветвленными сосудами реки – как схема части кровеносной системы. В середине вода была повыше и выглядело довольно глубоко. По краям высокими стенами стояли разрушающиеся каменные уступы с узорами водопадов и разноцветных пород. А за ними виднелись селения небожителей – великих Гор высотой не меньше 6-ти тысяч. На самой дороге велись работы, там громыхали ковшами экскаваторы и пылили здоровущими колёсами грузовики. Но все было в тему, все будто дополняло картину мира, делало его наполненным. Мы ехали и наслаждались окружающими видами, здоровались с местными и туристами, просто балдели от того, что можно крутить педали и не тащить велосипеды в гору (иногда приходилось все же, но чуть-чуть, просто прижим объехать).
DSC02259
Кто катается на велосипеде, знает, наверное, что дорога всегда (почти всегда, за редким исключением) идёт либо в гору, либо против ветра. А если мы ехали по равнине с красивейшими видами, то что нам досталось? Конечно, встречный ветер! Через пару километров после Джомсома мы въехали в трубу ущелья, в котором свистело навстречу нам так, что кепки слетали. Пыль забивала глаза, рот, скрипела на зубах, невозможно было поднять голову. Ехать можно было строго против ветра, если немного поворачиваешь, то сразу сносит. А ещё и холодно! В общем, как у нас на зимнем Байкале, только по гравийке. В такой свистящей обстановке Юра проколол колесо на остром камне, но ремонтные работы заняли всего несколько минут, и мы выдвинулись дальше. До Тукуче оставалось совсем немного и достаточно скоро мы въехали супротив стихии в ворота этого славного селения. Нашли подходящий гест-хаус и сразу нырнули под прикрытие стен.
Хорошо! Ну, а далее программа известна: душ, Горха-бир и ожидание ужина (приехали-то мы в третьем часу дня). Сидели себе на крытом балконе и следили за мрачной опухшей тучей, которая вот-вот ворвётся в деревню и опростает на жителей своё бремя. Но туча решила разродиться в другом ущелье, и мы по такому поводу по одному повылазили на короткие прогулки. Андрей пошёл фотографировать, я за пивом. Оказалось, что пока мы размещались, занимались бытом, наступило время закрытия местных сельпо (они только 17.00 работают), зато я неплохо прогулялась. Узнала, что у Тукуче есть в Японии побратим – город Того, погоняла палочкой с ребятней толстую многоножку и стала свидетельницей романтичной сцены: молодые парень на мотоцикле и девушка, между ними изгородь, а на крыльце грозящаяся мама прелестницы с тряпкой в руке. Знакомая картина, я ведь выросла в деревне.
Жизнь прекрасна, жизнь богата на добрые и возвышенные чувства, у жизни сейчас весна. Бывают, конечно, потери и горести, но все же чаще встречается хорошее. Научиться бы ценить все, что есть в этой жизни. Кстати, пиво купили в гостинице, прохладное, но просроченное. На ужин хозяйка расстаралась: аппетитный дал-бат, упругие мо-мо (пельмешки с разной начинкой), чиккен карри с рассыпчатым рисом. После такой сытной трапезы, даже не дав организму времени на усваивание пищи, отвалились ко сну. Теперь уже на нормальной высоте, в состоянии весны.
Статистика: двигались по дороге от Муктинатха (Ранипаувы) до Тукуче 6 ч, 37 км, сбросили высоту с 3750 до 2700 м, суммарный набор высоты с учётом подъёмов – 500 м.

Сетуя на неровный и кривой путь,
Приглядись, какой узор оставляют твои следы,
Быть может, это иероглиф «Любовь».


 

День 12. Горы и джунгли. Последний день веломаршрута.

Что то сегодня приготовила нам погода? Дождь или встречный ветер? Какими красками окрасится сегодняшний, как оказалось, последний день нашего веломаршрута?
С утра все было непонятным. Спаслось не очень хорошо, кто-то всю ночь гонял на мотоциклах и шумных машинах по улице. Выехали в семь утра, не завтракамши. Небо было хмурым, недовольным ночными гонками, но пока по-крайней мере не ветренно. У крыльца нашего ночлега к нам подошла собака, уютно, с хрустом, потянулась, зевнула и радостно завиляла хвостом, желая нам доброго утра. Мы ей ответили таким же дружелюбным приветствием, я даже поцеловала ушастого в носик. Кто бы знал, что пёс воспримет наши отношения всерьёз… Мы тронулись, он побежал рядом (собака оказалась мужского роду-племени), мы отъехали от деревни километров пять – он не отставал и покидать нас не собирался. Стали гнать его от себя, но он хитрил, прятался за углом, а потом снова догонял. Тогда всерьёз запереживали, что уводим Дружочка от дома, как он потом вернётся, ведь ещё ехать и ехать, но рыжий не волновался и довольно улыбаясь трусил рядом.
DSC02337
А меж тем мы продолжали свой путь вдоль реки Кали-Гандаки, двигаясь то по сухому руслу, то по рельефному берегу. Проехали какую-то деревню, где встретились с толпой нечесаной чумазой детворы (они очень были похожи на Кузю из мультика), ребятишки бежали за нами какое-то время и что-то кричали. Потом я расшифровала их фразы, они чисто условно, не домогаясь, для забавы скандировали: «Гив ми мани, гив ми чоклейт!». За той деревней мы остановились попить воды, а наш спутник, а у него уже было имя – Дружок, без задних ног завалился на дорогу и отдыхал. Тщетно поуговаривав его вернуться домой, тронулись в той же компании дальше. Ещё через пару километров пришлось подкормить Дружка остатком колбасы, от этого у него вновь вспыхнули приязненные чувства и готовность бежать за нами хоть на край света. Не знаю, конечно, чем он был движим, но мне кажется, что просто пёсик нас полюбил. Во взгляде его свозила такая преданность, что я невольно даже позавидовала: увидел нас на улице и решил стать другом, так просто. И я уже готова была взять его с собой домой, хотя… По-честному, думала, как отвязаться от Дружка, чтобы не мучила потом совесть. Видишь, рыжий, у нас, у людей, куда меньше искренности и отваги.
DSC02328
Дружочек же думал о другом, наверное, но упорно сопровождал нас, может, цитировал строки из песни группы АукцЫон:
«Никто мне не сказал, что я пропал,
Что был потерян, брошен и не найден.
В горах Непала, зол и беспощаден,
Прибившись к стае лис, я прозябал».
Дорога спускалась все ниже по долине, горы вокруг становились курчавее и зеленее, чаще встречались деревни со своим земледельческим и скотоводческим бытом. Уже появились ступенчатые насаждения: по склону горы срезают ступени шириной несколько метров и засевают на них рис или другие культуры. В очередном крупном селении остановились на завтрак, предварительно отбив нашего Дружка от местного огромного пса, не пускавшего чужака на свою территорию. Местечко интересное, туристическое, отсюда выходит несколько треков, поэтому много гест-хаусов со столовками. Пока ждали заказ повозились с велосипедами, смазали цепи (дорога пыльная), а у меня совсем перестал работать задний тормоз. Дружок спал рядом, но чутко просыпался при любом шуме, боясь упустить нас. Погода к этому моменту совсем уж улучшилась, ярко и тепло светило гималайское солнце. По сторонам за лесистыми холмами в прорехах туч и облаков белели великие Горы, будто на старой запылённой картине. И мы не забывали о них, хотелось протереть картину, увидеть в полный рост ещё раз этих великанов.
DSC02349
Позавтракали, двинулись в путь, а Дружок наш вдруг передумал, остался в той деревне. Быть может, ему туда и надо было?.. Но мы спешили к завершению веломаршрута, упорно крутя педали по пыльной и каменистой грунтовке. Стало появляться много строительной техники, все чаще встречались ремонты дорог, все менее интересно становилось ехать. Поражало, конечно, умение водителей ездить по горным дорогам и серпантинам, по которым разъезд двух средств весьма затруднителен. На длинных подъемах и спусках лишь местами были устроены специальные карманы-уширения, а так поступали следующим образом: водитель, выезжая на опасный участок, отчаянно сигналил, встречный должен был услышать его и пропустить.
DSC02398
Местность вокруг все больше становилась похожей на джунгли, река стала полноводной и мутной, мне даже казалось, что там могут быть крокодилы. С высоких склонов тут и там мощными потоками неслись водопады, будто горы затеяли стирку и выливают ведра с водой в реку. Остановились на одном из самых крупных и красивых, сделали серьезное селфи, испили по бутылочке Колы, охлаждённой в водопаде. Начинал дуть сухой ветер, он пускал нам пыль в глаза и портил настроение. Ещё заполнилась пробка на «трассе», когда дорогу перегородил бульдозер, который расчищал её от свежего завала, машин и мотоциклов скопилось – страсть. Но прорвались. И поехали дальше. Горы задвинули шторки и больше нам не показывались, пейзаж сменился на южный, гордясь своим плодородием и буйством растительности. И пыль, и камни на дороге, и машины.
DSC02369
Так и добрались до Татопани, где по предварительному плану мы должны были ночевать или пересаживаться на локал-бас. Но трафик автобусов был нарушен по непонятным причинам и пришлось ехать дальше, до Бени, до которого оставалась примерно 15 км. Ребята двинули в путь, а я решила искать транспорт, уж очень мне не нравилась дорога. Пообедала в уютном местечке, подслушала иностранные пафосные разговоры (там уже встречались странные надменные европейцы, передвигающиеся на машинах), посетовала местному работнику на то, что не отказали тормоза на велосипеде и просто неохота педалить дальше. Сходила на горячие источники, кстати, Татопани – это вроде курорта, источники представляют из себя огромные лужи, в которых плещутся пузатые индусы, у нас на Шумаке и Чойгане примерно то же, но поприятнее. По возвращению увидела бегущего мне навстречу моего собеседника, он схватил меня за руку и сообщил, что чисто случайно его брат сейчас едет в Бени, и он отвезёт меня за небольшую плату. При этом он очень активно общался с кем-то по телефону, явно обо мне и возможности заработать. Он правильно посчитал, что за трансфер можно получить больше, нежели чем за просто ночевку. Я с радостью согласилась на услугу и за определенную сумму (1500 рупий, если не ошибаюсь) отправилась в Бени встречать товарищей, коих обогнали по пути.
DSC02455
Хорошее место Бенями (если слагается) не назовут. Пыльный грязный городок с автобусной станцией. Выяснилось, что автобус до Покхары, а мы спешили туда, отходит в шесть часов вечера. Мы же встретились в четвёртом часу, поэтому ждать оставалось немного. Загрузились в автобус и поехали. С колоритом, с музыкой, с громкими клаксонами и общительными индусами. Вскоре стемнело и мы проезжали через большие и маленькие скопления огоньков, что там было ещё – осталось в темноте. В середине пути включили индийский фильм, пассажиры смотрели, открыв рот и громко комментируя события. Несколько раз изображение исчезало и приходилось искать, на каком месте остановился просмотр, проматывая сначала. Как только зрители замечали, что уже пошли другие кадры, эмоционально кричали, останавливая поиск. Тёплая публика.
Уже ночью приехали в умытую дождем влажную Покхару, по блестящей асфальтовой улице доехали до предварительно забронированного отеля и сразу завалились спать. Необычно длинный день, устали.
Статистика:двигались по дороге от Тукуче до Татопани 6ч, 38 км., ребята ещё плюсом около 15-ти. Сбросили высоту с 2700 до 1250 м, при этом набор высоты оставил 1194 м – рельеф.

В стольких жизнях, в разных обличьях,
Встречали весну и лето
В дороге.


 

День 13. Начало каникул. Так вот ты какая, Покхара!

Говорят, в Покхаре прекрасны ранние утренние часы, когда солнце, потягиваясь, всходит над курортным городком, опираясь своими лучиками о макушки Великих Гор. Памятуя об этом, я соскочила с кровати в шесть утра и вышла в предвкушении на улицу. И ничего подобного не увидела, так как небо было затянуто серым покрывалом – не сезон, за такими видами стоит ехать в Покхару осенью. И все же на улице мне понравилось, во-первых, я прекрасно выспалась в уютной чистой кроватке, во-вторых, воздух был свеж и немного влажен, чувствовалось присутствие большого водоема, в-третьих, у нас, делегатов АСО Хурай-Хобок, начинались каникулы! Помните это приятное чувство в первый день каникул или отпуска? Можно не спешить, можно поздно ложиться спать, в нашем случае, не надо тащить велосипед в гору или вкручивать педали. Не сказать, что мы слишком устали за время велопохода, но расслабленности хотелось.
Итак, сегодняшнее утро застало нас в Покхаре, значит, эту маленькую жизнь мы проведём здесь. Приятный курортный городок на озере Пхева (или Фева), с неспешной, в отличие от Катманду, жизнью и красивыми видами, отсюда видны (иногда) великаны-Гималаи: Дхаулагири, Аннапурны, Манаслу. Я пробежалась пару километров по набережной, хлюпая кроссовками и оставляя за собой мокрые следы (постирала накануне вечером), и вернулась в отель. Ребята уже по-тихоньку просыпались, нежились и кутались в одеяла, предвкушая выходной день. Кстати, поднимаясь к себе в номер, я встретила русских, с коими мы уже виделись у перевала, надо же так совпасть в предпочтениях.
DSC02465
Неторопливый континентальный завтрак, приятные беседы, после чего мы уже вместе отправились на прогулку. Вышли к озеру, поздоровались с ним, пофотографировались, ужаснулись количеством мусора на берегу. Красиво, но грязновато, как у нас в Иркутске на набережной в 90-х (или в Новосибирске по сей день). Пройдя чуть дальше по улице, мы вышли к пристани прогулочных гондол, утром путь туда был закрыт и меня с вышки предупредили, что откроется только через час. Теперь же мы в толпе туристов прошли к берегу, но сначала стоило восхититься многосемейным гнездовьем белых среднекрупных птиц (цапель, скорее всего), разместившихся на тростниковых зарослях – очень красиво! На пристани было много народу, в том числе туристов китайского происхождения, прям как в Листвянке в погожий день. Выстроилась огромная шумная очередь из желающих прокатиться на лодке, по этой причине мы решительно отказались от водного приключения. Хотя хотелось доплыть до острова и до противоположного берега, откуда можно было подняться до Ступы Мира – достопримечательности Покхары, ведь она так нежно и чисто белела на горе и притягивала взоры. Ладно, в следующий раз посетим, уж слишком большая очередь.
DSC02479
Посчитав лодки и насмотревшись на людей, отправились дальше по набережной, познакомились с местной собакой, подружились и посидели с ней на лавочке. Отсюда открывался вид на небольшой полуостров, который был облюбован йогами: кто занимался всерьёз, кто просто приперся с ковриком и разминал пальцы, но главными действующими лицами были собаки. Существа мира, они гуляли сами по себе, но развлекались тем, что находили себе временных друзей среди людишек. Когда наша компания уже была ангажирована лохматым псом, пришла ещё одна, сунулась было к нам, да получила отпор. Тогда, не солоно хлебавши, соперник отправился к йогам, сначала приставал к разминающимся девчонкам, но не найдя взаимопонимания, перешёл к патлатому европейского вида йогину. Тот застыл в неудобной позе, торча лопатками и коленками – фиг разберёшь, пёс же сначала рассматривал его, обходя с разных сторон, потом доверительно уселся на коврике рядом, подвинув пластичного человека –подружились, собакин горделиво посмотрел на нашего и даже показал язык. Забавно!
DSC02500
Потом открылись кафешки и мы занырнули в прохладу питейного бунгало, местный Дружочек залёг под столиком у ног. Взяли по пивку и мир запереливался мелкой озерной рябью, а время полетело стремительной рыбкой — мы отмечали успешное прохождение веломаршрута вокруг Аннапурны! Настроение лилось через край, впереди ещё целая неделя отдыха – просто кураж!
На такой ноте через пару часов мы выплыли из кафешки и отправились дальше. Дружок какое-то время сопровождал нас, потом отстал, видимо, решил не покидать своей территории. Мы же добрались до полуострова, на котором учились вставать на крыло юные орлята, то есть парапланеристы. Вообще, Покхара славится своей парапланерной тусовкой, возле горы Сарангкот словно возле улья тучами вьются крылатые люди – такие хорошие условия для этого вида спорта.
DSC02503
Посмотрели на них и пошли дальше, а там встретились нам существа полюбопытнее последователей Икара – водные буйволы в своей второй стихии. Напомню, что Непал – страна индуизма, коровы тут священны, поэтому местные употребляют не говядину, а мясо баффало – водяных буйволов. Эти коровообразные с запрокинутыми назад рогами очень не любят надоедливых паразитов и спасаются от них (и от жары) в водоемах, погружаясь в воду полностью, как гиппопотамы, только уши и торчат. Пыхтят, ныряют, балдеют – чистые гедонисты, намотают на рога ряску, её же и жуют. Представила, как доярки с аквалангами и герметичными бидонами уходят на дно за вечерней дойкой…
До чего классно! Позади хлопают крыльями парапланеристы, в воде пыхтят крутобокие водяные буйволы, а на берегу пасутся крепкие коротконогие лошадки, почти как дома в детстве — это наши непальские каникулы! Сейчас, вспоминая те дни, я завидую самой себе, неужели я была там? Была! И ни одного дня не прошло мимо, каждое впечатление осталось яркой фотографией в альбоме памяти, где все карточки подписаны – с кем была, где и когда.
DSC02518
Расслабленный день подбирался к зениту, солнце распалилось, нагревая наши макушки и опаляя кожу, и мы отправились на сиесту – имеем право. До отеля добрались по улочкам туристической Покхары, лавируя среди мотоциклов и редких автомобилей – здесь вам не Катманду, отнесли в прачечную свои пропотевшие походные вещички и завалились на полуденный сон.
Когда жар летнего дня немного спал, мы, вторично выспавшиеся, выбрались наружу. Ещё часок погуляли и причалили в уютный спорт-бар Парадисо, название которого сулило нам райские наслаждения. «Хмм, однааакоо… что-то нонче дорого…», — цокали мы языками, водя пальцем по меню, тем не менее гулять, так гулять! И день первый каникулярный продолжился уже в свете стробоскопов и под неплохие популярные рок-каверы в исполнении местной группы. Музыка, спорт-трансляции, отрыв! Под ритм басов, крадучись, пришла ещё одна ночь. Разгоряченные музыкой, вывалились наружу уже в первом часу, а там нас встретила умытая вечерним дождем и одетая в легкое черное с переливающимися пайетками платье Покхара. «Так вот ты какая, Покхара!», — воскликнули мы в очередной раз.
DSC02621
В нашем отеле мы забрались на крышу, трогали царапающие листья тростника, молчали, долго слушали стрекот цикад, смотрели в звездное небо, водя пальцем по очертаниям Большой Медведицы. Нам было хорошо, хорошо от того, что сейчас и здесь, от того, что сбылось, что еще будет и что скоро.. домой…

Властвует половиной мира
Большая Медведица.
Лучшей половиной – тут дом.


 

День 14. И снова здравствуй, Катманду!

Did you ever think that we
Could be so close, like brothers?
The future in the air.
I can feel it everywhere
Blowing with the wind of change. (С)

Последние две недели мы только и делаем, как куда-то едем, только вчера был день передышки – и вот снова автовокзал, утро, дорога.
DSC02634
В Покхаре можно задержаться на несколько дней, многие туристы так и делают, но у нас мало времени, нас ждёт пыльный Катманду и жаркий Таиланд. Поэтому снова утро, пара километров до автовокзала, поиски нашего автобуса, погрузка велосипедов и ожидание старта. Тут можно замереть, оглядеться, присмотреться. Вокруг в большей части туристы, но есть и местные, к примеру, к нашему автобусу подошла семья, провожающая нарядно и модно одетую девочку, наверное, дочку на учебу отправляют. Мама с папой стряхивают с модницы пылинки, младшая сестричка завистливо смотрит на старшую и прячется в ногах родителей, студентка же упорно таращит глаза на автобус, то ли от желания скорей избавиться от провожатых, то ли пряча слезы расставания. Знакомая история. Вдруг окна горизонта будто слегка протёрли от пыли и неясно проявились контуры Великих Гор! Смутно, но очевидно – это нам показались те самые великаны, значит, понравились мы им, и они, откинув плотную завесу, ещё раз предстали перед наши очи во всей своей красе! Спасибо вам, Великие! Я хочу увидеть вас ещё раз!
Автобус затарахтел двигателем, в салон внесли обтяжку с пластиковыми бутылками воды, пора! А что такое, потекли слезы… То ли от увиденных картин расставания, то ли от прощального взмаха гор белыми платочками, то ли просто от избытка чувств… Так бывает. И мы поехали. Снова пасторальные пейзажи, рисовые поля, банановые заросли, ущелья мутных рек, крутые косогоры, серпантины, звонкие мелодичные клаксоны, деревушки, остановки на перекусы, пробка на въезде в Катманду, суета огромного города. Через восемь часов от старта мы уже восседали на диванчиках знакомого Эко-отеля и пили апельсиновый сок. Половина дня сегодняшнего и завтрашний Катманду в нашем распоряжении.
DSC02654
Заселились в тот же номер, что и по прибытии. Разложили вещи, полежали и пошли гулять. Пока суть да дело, наступил вечер, а значит, время ужина, тем более мы ещё и не обедали, поэтому зашли по приглашению уличного зазывалы в незнакомый ресторан на верхнем этаже, расположились. За окном постепенно зачинался дождь, мы же уютно сидели под крышей и вкушали яства: копченую курочку (оказалась не очень), пиццу, салаты, супчики, мо-мо, запивая все прохладным пивом Горха и Эверест. В момент, когда после грома и молнии хлынул дождь, будто специально включили песню Скорпионс Ветер перемен, что завершило ярким штрихом картину сегодняшнего дня. Тихий романтичный свист, шум города издалека, перекрываемый мерным стуком капель дождя о подоконник, яркие огни витрин, сполохи молний, мокрый блестящий асфальт, бегущие под дождём люди, и мы, сидящие молча на балконе и впитывающие в себя эту атмосферу Ветра перемен.

Вечерний дождь смыл пыль
С огранки прошедших дней.
Засиял бриллиант.

День 15. Каникулы делегатов АСО «Хурай-Хобок»

DSC04418
Собственно, велопоход завершён, круг замкнулся, мы снова в Катманду. Число участников на входе и выходе маршрута абсолютно совпало (очень важный фактор, походная привычка). Осталось теперь только собрать и упаковать велосипеды, определиться с планами на оставшееся каникулярное время, убрать на дно рюкзака походные вещи, достать гражданскую и пляжную одежду, надеясь на то, что неделя активного времяпровождения не прошла даром для эстетического состояния наших тел. Гражданские и пляжные вещи – это только так звучит объемно, на самом деле их, вещей то бишь, было по чуть-чуть на каждого: купальные плавки у парней, у меня купальник, Андрей достал гавайскую рубашку, я юбку, Юра…, а, впрочем, у него для каникул только плавки были заготовлены, остальное — универсальное. Пуховики, тёплые носки, термобелье, спальники – с этими вещами пока покончено, по крайней мере, в этом путешествии. Велосипеды собирали по очереди с куражом, музыкой и смехом. Настроение – зашибись! У нас впереди день в Катманду и неделя в Таиланде!
Во всей этой суматохе случился казус: пропали Юрины купальные плавки… Мамой клянусь, сложенные в аккуратный квадратик, они ещё вот недавно лежали у него на койке, а тут на тебе! Пропали. С подозрительным прищуром оглядев наши стопки вещей, пострадавший, не вынося прямых обвинений, начал задавать каверзные вопросы, мол, а что ты знаешь о своём товарище, не фетишист ли случаем он, а? Но мы с Андрюхой тертые калачи, друг друга не сдавали и сами не посеклись на допросе, тем более, что в этом деле совесть наша была чиста. Что характерно, плавки тогда так и не нашлись, но это совсем другая история…
За сим завершаю описание этого невероятного путешествия, далее смотрите видеоролики нашего постоянного корреспондента, в них намного ярче отражены краски тех дней.
А теперь цифры.
Активная часть велопохода от Бесисахара до Бени – 250 км.
Самая высокая точка — перевал Торонг-Ла 5416 м.
Суммарный набор высоты (с учетов всех подъёмов) – около 13 тыс. км.
Путешествия продолжаются!

Проснуться дома

Я проснулась на рассвете и какое-то время соображала, где я нахожусь и что было вчера. Такое бывает, когда часто куда-то переезжаешь или долго где-то пьёшь, к примеру. Потом услышала заливистую трель сибирской птички за окном и нащупала мягкую Сайку у подушки, и поняла — я дома. Я проснулась после насыщенной поездки в Непал и Таиланд, спешить было некуда, поэтому я позволила себе еще полчасика поваляться и представить запомнившиеся образы из путешествия. Что я видела?
Я увидела разные времена года, разные времена суток и испытала разные чувства.
Видела жаркое парное лето в Таиланде, сухое пыльное — в Катманду, раннюю весну в предгорьях Гималаев и зиму на перевале Тронг-Ла.
Видела утро в толпе бегущей неумытой и нечесаной детворы, они радостно приветствовали нас, проезжающих на велосипедах вдоль деревень.
Видела день в ярких одеждах непальских женщин, в суете огромного пыльного Катманду, в разноголосице многолюдного Тамеля. Вместе с солнцем шла по тропе, уходящей в небо, заглянула в глубину горных ущелий, зашитых нитками тросовых мостов.
Видела вечер в опадающем цвете прекрасного дерева — джакаранды.
Я увидела ночь в лунном взгляде слепнущего старика-пастуха, сидящего на камне у тропы.
Испытала трепет и восхищение, увидев заснеженные Гималайские горы. Эти великаны бесстрастно курили свои трубки, свысока наблюдая за изменениями на нашей Земле.
Увидела любовь в глазах мирных непальских собак, их дружелюбие и готовность бежать с тобой хоть куда просто за то, что ты обратил на них внимание и почесал за ушком.
Я испытала благоговение, находясь в древних индуистских и буддийских храмах. Оказавшись случайным свидетелем ритуала похорон в Пашупатинатхе, оплакивала уход неизвестного мне человека.
Я увидела многообразие цветов природы, её яркость и насыщенность по сравнению с цветами нашей Сибири. Где-то мне встречалась такая легенда, что Бог начал создавать землю с севера, он тогда не умел пользоваться всеми красками, поэтому нарисовал скудно, а уже потом, ближе к тропикам использовал всю палитру.
Я проснулась под заливистую трель сибирской птички, выглянула в окно, а там уже начиналось наше лето: деревья будто обсыпаны нежно-зелёными липкими листочками, яблоневый куст бережно держит в своих ветвистых пальцах белые цветочки с розовыми прожилками. Где-то по берегам рек, наверное, уже кипит пеной черемуха. Через неделю замелькают стрелки-стрижи по небу. Дома хорошо.
Бог нарисовал красивую землю.
 
Фотографии из путешествия (Тайланд):
Тайланд 2018
Фотографии из путешествия (Непал):
Непал 2018
 

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх